Бремя белого человека

...Обладатели белой кожи никогда не поймут, какое отношение чувствуют люди темнокожие, и как они реагируют, и почему они на это реагируют именно так.



Программа "Тема дня" от 6 июля /Расшифровка/. В студии Александр Вальдман. На связи журналист Ната Потемкина /США/

Александр Вальдман:

Добрый день, дорогие друзья. Вы на телеканале Iton.tv. Программа «Тема дня». Меня зовут Александр Вальдман. Эфиопский бунт, так это у нас называется в Израиле, не дает покоя никому до сих пор в нашей стране. Ряд публикаций израильских психологов показывает, что вот именно выходцы из этой североафриканской страны, я имею ввиду Эфиопию, взяли в Израиле, в качестве модели поведения в обществе, не чье-то поведение белых людей. А именно афроамериканцев. Вот о том, что это за поведение, как полиция в США реагирует на подобные примеры, и о других вещах с этим связанных, мы поговорим с нашей коллегой, ведущей американской радиостанции Freedom. Наташа Потемкина, рад тебя приветствовать, добрый день.

Ната Потемкина:

Добрый день, Саша. Рада тебя видеть.

Александр Вальдман:

Взаимно, взаимно. Наташа, вопрос у меня к тебе первый: нас это уже, честно тебе скажу, всех достало. После того, как семь часов в пробке простоишь, других вариантов уже не остается ни для чего, только переживать. Так вот, в Соединенных Штатах статистика показывает, что подобные вещи случаются относительно часто. Приводится в качестве примера знаменитый Лос-Анджелесский погром 92-го года. Но это было, когда еще? Почти 30 лет назад. Вспоминают из последних – это бунт во Флориде в 12-м. Фергюссон в 14-м, Балтимор в 15-м, Питтсбург в 18-м. У меня к тебе вопрос: скажи, пожалуйста, когда подобные вещи случаются в Соединенных Штатах, полиция ведет себя столь же безучастно, как наша полиция? Просто смотрят, охраняют бузотеров от остальных людей, которые вынуждены все это терпеть? Или же они как-то вмешиваются в этот процесс? И как президент себя ведет? Он принимает в ходе этих беспорядков у себя в резиденции главных бузотеров и целуется с ними? Или все-таки как-то по-другому в Америке к этому относятся?

Ната Потемкина:

Ты знаешь, ты задал мне один вопрос, но на самом деле очень много. Во-первых, смотря, какой президент. Потому, что Обама реагировал одним образом, а Дональд Трамп реагирует совершенно другим образом. Во-вторых, смотря, какая статистика. Потому, что у прессы, которая ориентирована на республиканцев – она одна, а у прессы, которая ориентирована на демократов – она совершенно другая. В-третьих, я просто хочу в самом начале сказать, я просто не знаю, по какому пути пойдет наша дальнейшая беседа, я хочу сказать, что да, у тебя есть аргументы, и у меня есть аргументы. И у американской прессы тоже есть аргументы, но, поскольку разговариваем мы с тобой, а не кто-то другой, есть кое-что, что обесценит заведомо все наши слова. И это кое-что, это то, что в общем и у тебя, и у меня. Белая кожа. Поэтому мы можем приводить абсолютно любые аргументы, и человек, который, выразимся так, считает, что бунты темнокожих мотивированы, и что они полностью оправданны, и что их стоит не просто принимать во внимание, но и соответствовать требованиям, которые предъявляют эти люди, и при этом, у него черная кожа. То есть его скорее послушают, чем нас с тобой. И у этой кожи, в общем-то есть какое-то рациональное звено. Потому что, как обладатели белой кожи, мы с тобой никогда не поймем, какое отношение чувствуют люди темнокожие, и как они реагируют, и почему они на это реагируют именно так. И как именно на это влияет история темнокожего населения в Америке.

Александр Вальдман:

Наташа, ну в данном конкретном случае те примеры бунтов, которые я говорил, речь идет о скажем так, скорее реакции на то, что было до этого бунта. Полицейские, белые полицейские убивают афроамериканцев. Так случается. Как и у нас в Израиле случилось – афро-еврея. Белый полицейский убил. Ты хочешь что-то добавить? Пожалуйста.

Ната Потемкина:

Да, я хотела добавить, что это был как раз второй пункт, который я хотела сказать. Но ты у меня немножко снял с языка. Смотри, что касается действий полиции, то в действиях полиции есть, во-первых, очень четкий протокол. То есть, если вот по отношению к полицейскому человек себя ведет так-то, то полицейский себе ведет так-то. И, если он себя ведет немножко не так, то потом суд рассматривает данное поведение, а пока суд его рассматривает, полицейского, обычно, временно отстраняют от работы, особенно, если история резонансная.

Александр Вальдман:

Наташа?

Ната Потемкина:

Если человек угрожает пистолетом полицейскому, человек угрожает пистолетом полицейскому, не важно, что это за человек, не важно, какая у него кожа, полицейский имеет полное право его убить.

Александр Вальдман:

Мы еще вернемся к разговору об американском законодательстве, именно в этом его аспекте. Я хотел другой вопрос тебе задать, связанный со всей этой историей. Издание, британское, правда, Guardian, сообщило, что чернокожих американцев полиция убивает почти в двое чаще, есть такая статистика, чем белых нарушителей закона. И цифры, так называемый «рейтинг убийств чернокожих американцев офицерами полиции» в 16 году составил 6,66, число дьявола на 1 млн. американцев. Вместе с тем, белых американцев белые полицейские застрелили 2,9 на 1 млн. граждан страны. Вопрос у меня к тебе в связи с этим, наивный может быть: почему американская, на твой взгляд, полиция относится столь предвзято к темнокожим американцам? Может быть есть в этом какая-то своя история? Опять же, та же Guardian приводила в качестве какого-то определенного аргумента то, что проводили для полицейских специальное обучение, симуляции, и они чаще стреляли в чернокожих подозреваемых, чем в белых?

Ната Потемкина:

Ну, во-первых, Guardian вам еще не то напишет. Я просто сталкивалась с публикацией Guardian, которая рассказывала о женщине с определенным именем, которая в какой-то момент познакомилась с женщиной с точно таким же именем, со своей полной тезкой, но при этом, вторая женщина была темнокожей. Таким образом получилось, что в одном и том же городе, в Нью-Йорке, проживают две женщины, которых зовут одинаково, фамилия одинаковая, но одна, при этом, белая. Вторая – темнокожая. И белой регулярно приходили штрафы за нарушения ПДД, и белая женина эти штрафы регулярно оспаривала, и безуспешно оспаривала. Потому, что суд регулярно принимал решение не в ее пользу, и ее обложили каким-то диким количеством штрафов, при этом, все это длилось лет 10, наверное. И все эти 10 лет она вечно удивлялась, потому что она ничего не нарушала, она очень аккуратно ездит, более того, какой-то период у нее машины вообще не было. Вот, а все равно штрафы ей приходили, она же не ездила, абсолютно. И в какой-то момент она решила сама расследовать ситуацию и познакомилась со своей второй темнокожей женщиной, с которой они в последствии подружились. Выяснилось, что все штрафы за нарушения ПДД, которые приходили – они вот той темнокожей. А ошибка происходила из-за каких-то бюрократических накладок, которыми в общем славится любая бюрократическая система. Она практически в любой стране, наверное, одинакова. У кого-то больше, у кого-то меньше. И вот Guardian очень сильно давит на то, что «да, вот эта темнокожая женщина, бедная, несчастная, значит, дорожная полиция штрафовала ее за то, что она плохо ездит и вообще происходит это потому, что темнокожих гораздо чаще штрафуют и в два раза чаще арестовывают, и вообще, к ним относятся как-бы якобы хуже, чем к людям со светлой кожей. Любому человеку с IQ выше 70 в общем-то понятно, что текст был не об этом. Текст был о том, как бюрократические накладки вообще влияют на жизнь простого смертного. Эти две женщины могли быть тезками, и одна из них могла быть азиаткой. Эти две женщины могли быть тезками, и обе могли быть темнокожими. Они могли быть с таким же успехом тезками, при этом, они обе могли иметь смуглую кожу, и ситуация бы совершенно не изменилась. И одну бы обложили штрафами другой, и да, они впоследствии бы познакомились и подружились. Но это «ок», все хорошо. Что касается вот дальше полиции – никому никогда не приходит в голову, среди тех людей, которые очень любят произносить вот этот вот тезис о том, что «полиция чаще штрафует темнокожих людей» о том, что среди сотрудников полиции такой же процент темнокожих, что и среди всех остальных людей. Я лично гораздо чаще видела сотрудников полиции темнокожих людей.

Александр Вальдман:

То есть свои своих. Ладно, это отдельная история. Наташа, я хотел тебя спросить относительно еще одного момента: у американцев, как пишут, по крайней мере, определенные знания есть. У американских полицейских есть два обстоятельства при которых разрешено полиции применять оружие. Первое, я цитирую – «защитить свою жизнь или жизнь другого невинного человека». И второе обстоятельство заключается в том, чтобы «не упустить подозреваемого, но только если есть веские основания полагать, что этот человек несет угрозу для других». Вопрос на засыпку, а чувствуют ли американские полицейские, что у них есть то, что называется «спина», которая в случае необходимости их защитит, а не будет просто так вот огульно… применил оружие и тебя сразу к стенке распяли.

Ната Потемкина:

Я тебе приведу сейчас пример истории, которой не было в международной прессе. Тем более в американской. Эта история произошла в Атланте, Джорджа, в прошлом году, в 2018. Банда или может быть мелкая группировка темнокожих хлопцев устроила перестрелку в торговом центре. Русскоязычных публикаций на эту тему не было, я читала все по-английски. Ребята устроили перестрелку, один человек погиб, один человек был тяжело ранен, погиб, то есть был признан мертвым уже в клинике, полицейский, который предотвращал, собственно, последствия этой перестрелки тоже был признан мертвым в клинике, второго полицейского судили. Суд сопровождала демонстрациями темнокожих людей, которые очень были в общем обижены. Были очень травмированы вот какой ситуацией: одного из парней пристрелили, и этот парень, якобы, не имел никакого отношения к перестрелке. В процессе стало выясняться, не все ж за один день выясняется, то есть проходят какие-то сутки, я не знаю, или неделя. В процессе выяснялось, что да, этот парень держал пистолет. То есть он уже угрожал пистолетом полицейскому. Полицейский уже имел право стрелять. Другое дело, что этот парень не был зачинщиком перестрелки и он, возможно, отстреливался. И он, возможно, был жертвой, а не агрессором, и, кстати, через неделю агрессора таки поймали. И этот агрессор тоже оказался темнокожим.

Странно даже. Странно.

Ната Потемкина:

И вот тут, подожди. И вот тут суд вынес решение в пользу полицейского.

Александр Вальдман:

Наташ, ну я, извини, я тебя перебью, просто я помню читал историю про Балтимор. Там была обратная история, когда полицейский застрели убегавшего после такой же, примерно такой же перестрелки убегавшего афроамериканца. Проблема заключалась в том, что афроамериканец бросил свой пистолет в машине, и уже полицейский стрелял по убегавшему, у которого в руках не было оружия. Полицейского уволили. Это справедливо?

Ната Потемкина:

Слушай, у нас у обоих с тобой есть еврейские корни, и способность отвечать вопросом на вопрос. Я тебе задам встречный вопрос: скажи, пожалуйста, а к этой истории цвет кожи вообще какое отношение имеет? Подозреваемый, давай так, уберем слово «темнокожий», уберем слово «черный», получаем «подозреваемый убегал», а пистолет в это время находился в машине. При этом, полицейский нарушил закон, или не нарушил закон – это решает суд как-бы в любой цивилизованной стране, правильно? Он стрелял в человека, которого он подозревал, у которого в данный момент не было оружия. Следовательно, что думает мало-мальски человек, читающий хотя бы какие-то материалы иногда? Он думает, что эта ситуация должна рассматриваться судом. И в соответствии с законом до суда, если ситуация резонансная, а она резонансная, полицейского должны отстранить от работы. Суд принимает решение, вернуть его к работе или нет, или он вообще сядет.

Александр Вальдман:

Но известный случай, когда отстраняли полицейских в таких случаях от работы и потом суд признавал их невиновными, подтверждал их невиновность. Он подтверждал, что они исполняли свои служебные обязанности, все как положено. В Фергюссоне, кстати, было именно так. От чего это зависит? От того, кто президент, как ты сказала?

Ната Потемкина:

Мне кажется, что на Трампа, нет, понятно, что он не святой человек, и понятно, что за ним водится всякое, но в Трампа сейчас просто летит гораздо больше стрел. Это мое личное мнение. Да, чего он, в принципе заслуживает. Люди устраивают такие истерики. Они просто демонстрировали такое нервное возбуждение, когда выбора закончились 16 года победой Трампа. Они кричали, что «вот, теперь у нас теперь черная кожа, и мы теперь будем бояться ездить в метро». Я честно говоря не знаю, опять же, моя белая кожа в данный момент обесценивает все мои слова, мы об этом должны помнить. Я не знаю, что чувствует темнокожий человек, когда он заходит, допустим, в метро. Но я лично внешне, взглядом со стороны, не замечаю совершено никаких изменений, который произошли с приходом Трампа к власти, которые бы касались расистского отношения. Давно, кстати, выяснилось, что как раз в расизме оказался 40 лет назад замешан демократический кандидат в президенты Байден. Что вот за Трампом, оказывается, водилось расизма гораздо меньше, чем за ним.

Александр Вальдман:

Наташа, еще один вопрос напоследок я тебе задам, зная, что ты специалист в этих вопросах. Вообще, способствует ли изменение отношения полиции к афроамериканцам реформа уголовного права и так называемая «школьная расовая реформа»? Или наоборот усугубляет?

Ната Потемкина:

Мое мнение, нет. Мнение мэрии Нью-Йорка и руководства штата Нью-Йорк – да. А мое мнение – нет. Смотри, я просто хочу немножечко добавить к предыдущему вопросу перед тем, как я подробно отвечу на твой текущий. Понимаешь, в чем дело – истории могут получаться разные. Судебные решения в результате экспертизы могут также выноситься разные. Вопрос в том, что международная пресса, в частности ивритоязычная, и в частности русскоязычная, она может как-то по-разному все это подавать. Она может по-разному подавать те новости, которые в американской прессе, если их вдумчиво перевести совершенно по-другому.

Александр Вальдман:

Наташа, спасибо за это интересное мнение. Ты хочешь еще что-то добавить?

Ната Потемкина:

Да, я хочу добавить, ты ж меня как раз спрашивал про школьную реформу и реформу уголовного права.

Александр Вальдман:

Ну да.

Ната Потемкина:

Это тот смешной на самом деле забавныйhappy end, которым мне бы хотелось бы закончить. Значит реформой уголовного права занимаются люди исключительно не белые. 22 именитых репера Нью-Йорка, темнокожие. По-моему, один из нихJay Z, который периодически предлагает заняться реформой уголовного права, настаивая откровенно на том, что темнокожих полиция штрафует чаще, и арестовывает чаще. Соответственно, он предлагает внести вот какие изменения – он предлагает чаще их выпускать из тюрем, давать им определенные привилегии при выпуске под залог, соответственно работать с суммами, с «нон-профитами», соответственно, с благотворительными организациями, которые занимаются защитой заключенных, в том числе невинно осужденных. Это первое. Второе – школьная реформа. Школьная реформа, которой занимается школьный канцлер Нью-Йорка Ричард Каранз, есть такой чиновник, предполагает так называемую борьбу за разнообразие, на которую выделена какая-то, сейчас не могу подсмотреть, нет времени, какая-то безумная совершенно сумма денег. И программа эта заключается в том, чтобы школьники и студенты всех абсолютно рас и цветов кожи имели примерно одинаковые шансы при поступлении в учебные заведения, при обучении, и так далее. Внимание: люди, которые оказались самыми недовольными этой реформой – это были азиаты. Выяснилось, что плохо учатся белые и черные, а азиаты учатся хорошо. При этом, говоря о том, что азиатов гораздо больше в ВУЗах, что они гораздо лучше сдают тесты, что они вообще гораздо лучше учатся, чем белые и черные, говоря об этом, почему-то говорят о расизме. О том, что руководство школ делает какие-то привилегии по отношению к азиатам. И азиаты как-бы говорят, что вот то самое равенство, за которое вы, американцы, боретесь, для нас оборачивается уравниловкой. И, в принципе, они абсолютно вправе так утверждать.

Александр Вальдман:

Наташ, спасибо, спасибо, было очень интересно. Спасибо, всего самого доброго, успехов в американской жизни и до новых встреч. Спасибо, до свидания. Спасибо и вам, друзья, что были с нами. Всего самого доброго.

СМОТРЕТЬ ПРОГРАММУ

  • 0
Читайте также

Арабы: Ленин - наше все

По мнению автора, в день 150-летия со дня своего рождения Ленин заслуживает того, чтобы арабская общественность признала его заслуги как исключительного, глубокого, смелого человека, обладающего…

Аннексия: быть или не быть?

Отечественные СМИ продолжают обсуждать одну из актуальных тем сегодняшней общественной дискуссии - быть или не быть израильскому суверенитету над частью Западного берега реки Иордан

Первый Шавуот на Родине

Тысячи детей репатриантов, прибывших в прошлом году при содействии Еврейского агентства со всего мира, впервые отметят праздник Шавуот в Израиле. В ашкелонском центре абсорбции Еврейского агентства…

Униженные российские наемники из группы Вагнера поспешно отступают из Триполи

"Российский элитный наемнический корпус, группа Вагнера, был вынужден унизительно отступить, что стало победой для конкурирующего военного предприятия Турции в Ливии, - передает The Times. - На видео…

Что позволено Венедиктову...

Алексей Венедиктов — один из самых известных в России независимых журналистов. При этом он дружит со многими чиновниками и министрами. Такие люди нужны путинской системе, утверждает шведская газета,…

ФСБ РФ потирает руки: Гиркин сработал на совесть!

Интервью экс-полковника ФСБ Гиркина украинскому журналисту Гордону — якобы «троянский конь», запущенный ФСБ РФ в информпространство Украины. Цель этого проекта — поражение умов колеблющейся,…

Банк «Апоалим» выплатит 900 миллионов долларов за нарушение законов США

Крупнейший банк Израиля – «Апоалим» - и его дочерняя компания, зарегистрированная в Швейцарии, согласилась заплатить 874 миллиона долларов казначейству США, Федеральной Резервной Системе и…

Газ и Газа

Израиль, ХАМАС и Египет уже давно ведут спор о том, куда следует двигаться Газе. Недавно в этой дискуссии появился еще один неожиданный элемент – вопрос о разработке морского газового месторождения у…

Одиссея генерала Хафтара

История генерала Халифы Хафтара написана словно бы по сценарию исторических сериалов. Подходит ли эта драма к своему завершению? Подпишитесь на наш телеграм-канал

Иранская саранча

Иран готовится использовать армейские подразделения против саранчи, угрожающей сельскохозяйственным посевам

Когда исчезнет коронавирус?

Спустя пять месяцев после начала пандемии коронавируса пока ничто не позволяет предсказать, что с ней произойдет. Мы знаем, что прогнозы в этой области, к сожалению, иллюзорны.

Преступления на почве политкорректности

Антирасизм в США превратился в кнут, которым бьют любых несогласных: и консерваторов-христиан, и просто недовольных «политкорректностью». Главные борцы с расизмом нынче — привилегированные белые из…
Комментарии
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:

Коротко

Коронавирус

Лидеры рейтинга

Архив

«    Май 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Май 2020 (196)Апрель 2020 (232)Март 2020 (180)Февраль 2020 (149)Январь 2020 (148)Декабрь 2019 (141)