Программа передач 20.05.2019

Вся правда об инаугурации Зеленского
Тема дня

Вся правда об инаугурации Зеленского

«Евровидение»: победили букмекеры
Тема дня

«Евровидение»: победили букмекеры

Мифология викингов: Корабль из ногтей мертвецов
Магия смысла

Мифология викингов: Корабль из ногтей мертвецов

Чего вы, донецкие, хотели?
Культурный шок

Чего вы, донецкие, хотели?

Литовский ценник на "свободу слова"
Тема дня

Литовский ценник на "свободу слова"

Религиозный диктат душит Израиль
Тема дня

Религиозный диктат душит Израиль

Зачем Помпео приезжал к Путину?
Тема дня

Зачем Помпео приезжал к Путину?

Выборы закончены. Впереди выборы?‎
Тема дня

Выборы закончены. Впереди выборы?‎

На кого Зеленский обменяет Вышинского?
Тема дня

На кого Зеленский обменяет Вышинского?

«Евровидение»: "русский" скандал
Тема дня

«Евровидение»: "русский" скандал

Отступничество как бизнес

Все мы, говорящие в Израиле по-русски, в разные годы в разных обстоятельствах, руководствуясь разными мотивами, когда-то сюда приехали.

Сейчас уже даже нельзя сказать, что из одной страны — СССР уже давно нет. Но также, как и в бывшем СССР, во всех пятнадцати, оставшихся после него республиках, мы были меньшинством — обычно не очень любимым и привечаемым. И поэтому всегда был соблазн более или менее энергично выдать себя за такого же, как все. Некоторые заходили в этих попытках очень далеко, и среди лидеров местных весьма националистических, а то и открыто антисемитских движений мелькали люди с очень характерной внешностью, а то и с фамилиями Коган, Шафаревич, Эльзон.

                                         Александр Осовцов

Приехав в еврейское государство, мы, однако, убедились, что и тут не все так просто. Старая шутка насчет того, что советский еврей может стать русским человеком, только уехав в Израиль, оказалась вовсе не выдуманной. Очень многих из нас в странах исхода легко идентифицировали как евреев даже чисто внешне, а здесь нас также быстро определяют как русских, даже без скрипичного футляра или шахматной доски в руках. Естественно, и в этой ситуации у многих срабатывает тот же самый рефлекс — попытаться стать такими же, как все.

Конечно, для этого есть некоторые основания. Определенные проблемы, связанные не только с трудностями репатриации и абсорбции, но и с регионом исхода, действительно существуют. Но выдать себя за сабру все равно почти невозможно, почти так же, как когда-то за русского. А русскими в Израиле оказываются репатрианты не только из России, но и из Украины, Беларуси, Молдовы, стран Балтии — все евреи бывшего СССР.

Немного обидно, конечно, но ехать уже некуда, надо как-то справляться с проблемами здесь. И как обычно, есть два способа попытаться это сделать — бороться вместе или приспособиться в одиночку. И наиболее очевидное поле как для борьбы, так и приспособленчества — общественно-политическое. Для появления первой «русской» партии израильская политика в середине 90-х была давно подготовлена — существовали секторальные партии сефардов, религиозных ашкеназов, поселенцев. Был короткий период, когда «русских» партий в Кнессете было даже две. Сейчас она одна, это партия «Наш дом — Израиль», которой буквально на днях исполнилось 20 лет. Я вовсе не фанат Авигдора Либермана и возглавляемой им партии, я видел и вижу у них ошибки и недостатки, и, разумеется, я, как, наверное, и любой израильтянин, думаю, что на его месте все сделал бы гораздо лучше. Но факт, который невозможно поставить под сомнение, — это то, что НДИ является единственной партией, которая представляет русскоязычную общину Израиля, защищает ее интересы и в значительной мере опирается на ее поддержку. Как не вполне грамотно, но вполне образно было сказано в одной рекламе:

«При всем богатстве выбора другой альтернативы нет».

И вот тут вполне кстати прозвучало слово «выбор». Потому что у нас же выборы. И про такой способ слиться с большинством, как возглавить атаку на меньшинство вспомнили многие политики. Я, разумеется, имею ввиду выходцев из русскоязычной общины, входящих в списки других партий и претендующих на «русские голоса». Подчеркну, что партий, представлять которые недостойно само по себе, я в Израиле не знаю. Если, конечно, не иметь ввиду арабских националистов, борющихся против существования еврейского государства. Все другие партии — это нормальный политический выбор, и недостойным здесь может быть только собственное поведение политика как человека. 

Думаю, все в курсе темы фактически принудительного отправления на так называемые ДНК-тексты выходцев из бывшего СССР раввинскими судами. Посмотрим, как отреагировали на происходящее те, кто борется за места в Кнессете, и с кем при встрече мы могли бы говорить не только на иврите, но и по-русски, и кто сформулировал свою позицию по данному вопросу именно на этом языке. Один из лидеров «Ликуда» Юлий (Йоэль) Эдельштейн ограничился туманным, без указания персоналий и политических брендов, рассуждением о том, что сеять раскол всегда плохо. Из его рассуждений не было понятно, сеют ли раскол те, кто подвергает дискриминации часть граждан Израиля по принципу их происхождения, или те, кто этим возмущен. Определенный протест выразил 18-й номер «Кахоль-Лаван» Константин (тоже Йоэль) Развозов. А 5-й номер в списке Кулану Тали Плоскова утверждала, что никаких этих проверок никогда не было и это все выдумки.

Как же отреагировали все эти люди, когда факт принуждения к ДНК-тестам подтвердил министр Арье Дери и, более того, пообещал, что и МВД начнет делать то же самое. Некоторые — уже никак, продолжал молчать министр по делам Иерусалима и 11-й номер в списке «Ликуда» Зеев Элькин, а вот его супруга Мария Тросс и особенно госпожа Плоскова прямо и недвусмысленно обвинили Либермана в сговоре с Дери с целью искусственного напряжения политической атмосферы для привлечения наивных избирателей. Главным аргументом для доказательства этого сговора были фотографии, где Либерман разговаривал с Дери или с чем-то его поздравлял, взятые из интернета.

Аргумент, конечно, сам по себе ничего не стоит. В сети одним кликом находятся десятки фотографий Нетаньягу с Ганцем, Беннета с Ливни, Трампа с Хиллари Клинтон, Путина с Явлинским (а то и с Немцовым, пока он был жив), а Порошенко с Тимошенко. Собственно, это совершенно нормально в цивилизованной политике, когда самые острые и принципиальные разногласия не мешают парламентариям вежливо и даже дружески общаться. Политика, в конце концов, — это борьба идей, а не драка и не взаимное хамство людей.

Как, вы думаете, повела себя госпожа Плоскова, когда выяснилось, что разухабистую позицию Дери разделяют и главный ашкеназский раввин Израиля Давид Лау? И все раввинские суды Страны, которые отправили на эту унизительную процедуру подтверждения еврейства десятки граждан, причем от некоторых издевательски потребовали эксгумации тел их предков по материнской линии, не знаю, как это сочетается с Галахой? После многочисленных публикаций в изданиях левых и правых, иврито- и русскоязычных она, конечно, не рискнула сказать, что Либерману удалось сговориться также и с главным раввином, всеми раввинскими судами и десятками пострадавших, но и не признала, что он был прав, а она ошиблась. 

На эту тему Плоскова теперь молчит. Она избрала другую тактику — «Кулану» быстренько изготовила русскоязычный сайт, публикующий практически только материалы против НДИ такого свойства, которое нельзя назвать иначе как оплевывание. Причем слюны тратится гораздо больше, чем берут для анализа ДНК. И дело здесь не в эмоциях бывшего мэра Арада от партии НДИ — это не НДИ бросила Плоскову, это Плоскова бросила свою партию и своих избирателей. Дело в том, что ей отчаянно нужны голоса ее бывших избирателей — без них пятое место в списке «Кулану» ничего не гарантирует. Как какому-нибудь выкресту для карьеры в православной иерархии нужно было окрестить как можно больше евреев. Как Жириновскому нужно быть самым русским из всех российских русских.

Я не знаю, почему такие методы борьбы за русские голоса кажутся приемлемыми руководству «Кулану», но я уверен, что наши голоса таким образом эта партия не получит. Можно, конечно, получить Нобелевскую премию и стать из «жидовской морды» великим русским ученым, но нельзя получить Нобелевскую премию только благодаря тому, что ты перестал быть тем, кто ты есть.