Программа передач 27.02.2017

День Победы - религиозный праздник. "Алло, Смольный!". Ч.-2
Алло, Смольный!

День Победы - религиозный праздник. "Алло, Смольный!". Ч.-2

Рав Финкель: Война не закончилась в 1945 году
Черным по белому

Рав Финкель: Война не закончилась в 1945 году

За сколько продадут "Крымнаш"?
Анонс

За сколько продадут "Крымнаш"?

За какие заслуги давать израильский паспорт
Разбор полетов

За какие заслуги давать израильский паспорт

Трамп хлопнет дверью
Тема дня

Трамп хлопнет дверью

Опасные сексуальные игры - удел психопатических личностей (Ч-2)
Тема дня

Опасные сексуальные игры - удел психопатических личностей (Ч-2)

Любовные игры приводят к серьезным травмам (ч-1)
Тема дня

Любовные игры приводят к серьезным травмам (ч-1)

День Победы - наш праздник! "Алло, Смольный!", Часть-1
Алло, Смольный!

День Победы - наш праздник! "Алло, Смольный!", Часть-1

Добить террориста: героизм или преступление
Разбор полетов

Добить террориста: героизм или преступление

Новости от Трампа: Россия - враг США
Тема дня

Новости от Трампа: Россия - враг США

Арик Эльман: Эксперимент по интеграции арабов провалился...

Выведение за рамки столицы - легитимное коллективное наказание для жителей арабских районов Иерусалима

   Арик Эльман, политолог

Когда в 1967 году, после освобождения и объединения Иерусалима, израильское правительство решило превратить столицу в главный мегаполис страны, то одновременно с восстановлением захваченных и уничтоженных иорданцами в ходе Войны за независимость еврейских районов, а также планировании новых на севере и юге Иерусалима, территорию города было решено «округлить». Мотивация авторов плана, по которому муниципальная зона Иерусалима была доведена более чем до 126 квадратных километров, была разнообразной – от стремления избежать изоляции новых еврейских кварталов до откровенного желания аннексировать как можно больше территории, прилегающей к Иерусалиму, с тем чтобы избежать ситуации, при которой в случае, если Израилю придется вернуть Иудею и Самарию арабам (тогда о перспективе палестинского государства мало кто думал), новая граница будет проходить как можно дальше от центра столицы Еврейского государства.

Результатом такой политики стал Иерусалим, площадь которого больше чем на 20 квадратных километров превышает площадь Парижа (для сравнения – во французской столице проживает примерно в три раза больше жителей). Однако главной проблемой стала, разумеется, не рекордная территория, а то арабское население, которое на этой территории проживало. В городской черте нового Иерусалима оказалось 28 арабских деревень и районов, большинство из которых никогда раньше – ни во время британского мандата, ни при иорданской оккупации – в составе Иерусалима не числились.

Расширяя зону прямого израильского контроля вокруг исторического центра Иерусалима, закрепленную позднее в Основном законе о столице, ни военные, ни правительство Израиля не задумывались о демографических последствиях такой массовой аннексии арабского населения. Тогда казалось, что приток еврейских жителей в объединенную столицу, а также решение предоставить арабам статус «постоянных жителей», но не граждан, с правом участвовать в муниципальных, но не национальных выборах, решат проблему как минимум до тех пор, пока не будет достигнуто окончательное урегулирование арабо-израильского конфликта.

Прошло почти 50 лет, и сегодня из почти 830 тысяч жителей Иерусалима почти 308 тысяч – арабы. Доступ к израильской медицине, социальным и муниципальным услугам, израильский вклад в инфраструктуру арабских деревень и районов – от канализации и водоснабжения до образования – сыграл свою роль, существенно повысив темпы роста арабского мусульманского населения столицы. Разнообразные возможности трудоустройства в «еврейском» Иерусалиме стимулировали активные попытки иммиграции в Иерусалим палестинцев со всей территории Иудеи и Самарии. В то же самое время, по внутренним израильским причинам, темпы роста еврейского населения столицы затормозились, и сегодня еврейский миграционный баланс остается негативным, даже в те годы, когда с точки зрения безопасности город относительно спокоен.

Впрочем, безопасность в Иерусалиме всегда была относительной. Присоединив арабские деревни к столице, Израиль потерял часть возможностей эффективного контроля за происходящим там, которые предоставляет режим военной оккупации. В результате с началом «мирного процесса» значительная часть арабов Иерусалима попала под влияние пропаганды властей автономии и террористических организаций, сумевших установить весьма эффективный режим устрашения любых потенциальных «коллаборационистов» с Израилем. Хотя во время «второй интифады» израильские органы безопасности достаточно эффективно справлялись с организованными террористическими группировками, пытавшимися закрепиться в Восточном Иерусалиме, и большинство терактов в столице совершали арабы с территорий, агрессивная индоктринация арабской молодежи (в том числе и в школах, работающих по иорданской-палестинской учебной программе) продолжалась без помех.

Фактически признав свое поражение, израильское правительство с Шароном во главе распорядилось строительством защитных сооружений в районе Иерусалима так, что часть арабских районов столицы (в том числе «лагерь беженцев» Шуафат) оказались вне нового периметра безопасности. Разумеется, сегодня эти районы находятся под фактическим контролем палестинских структур, что не мешает их жителям по-прежнему пользоваться всеми правами и благами жителей Иерусалима.

Поскольку в течение многих лет палестинская пропаганда вдалбливала в головы арабской иерусалимской молодежи, что именно она должна быть авангардом борьбы против всех попыток «иудизации» Иерусалима и еврейских «посягательств» на святые места ислама, совершенно неудивительно, что нынешняя «интифада ножей», начало которой положили лживые обвинения евреев в намерениях захватить Аль-Аксу, оказалась столь популярной именно в Восточном Иерусалиме. Остановить террористов, действующих в одиночку, черпающих мотивацию из социальных сетей и телевизионного подстрекательства, оказалось гораздо сложнее, и, несмотря на то, что ущерб от каждого из них намного меньше, чем от террористов-самоубийц, психологический вред – и экономический ущерб городу – они уже нанесли немалый.

Надежда на то, что дотации в размере более двух миллиардов шекелей в год, которые арабское население Иерусалима получает в форме социальных услуг и прямых пособий, широкие возможности для самореализации, свобода передвижения, защита закона и прочие блага, недоступные за пределами Израиля арабам от Ливии до Ирака, повлекут за собой солидарность с Израилем, а не с палестинской идеей уничтожения Израиля, оказалась лишенной оснований. Волк, как его не корми, смотрит в лес.

Настало время, чтобы израильское правительство, политики и общественность всерьез задумались о том, может ли нынешняя ситуация продолжаться и далее. Израильтян поражает самоубийственная наивность европейцев, открывших ворота для беспрецедентной по масштабу миграции потенциальных джихадистов, но в то же самое время в самой израильской столице растет и крепнет база вполне реального доморощеного джихада. Административное решение пятидесятилетней давности стало причиной перманентной угрозы безопасности иерусалимских евреев, черной финансовой дырой и угрозой демографической катастрофы в столице (что произойдет, если арабы откажутся от бойкота муниципальных выборов?).

Выведение районов компактного проживания арабского населения – в первую очередь таких анклавов терроризма, как Исауийя, Джабель Мукабер и другие – из муниципальной территории столицы – это не только разумный шаг с точки зрения ужесточения режима безопасности и экономии средств. Это еще и единственная легитимная форма коллективного наказания, которую обитатели этих мест несомненно заслужили. Эксперимент интеграции не удался – ответственная власть должна признать ошибки полувековой давности и начать действовать соответственно, и чем быстрее, тем лучше.

Автор - политолог

Специально для газеты "Эхо"/Израиль/

 

новонет