Программа передач 22.02.2017

У "русских" ветеранов Израиля хотят отнять День Победы 9 мая!
Алло, Смольный!

У "русских" ветеранов Израиля хотят отнять День Победы 9 мая!

Российские ракеты угрожают Израилю
Тема дня

Российские ракеты угрожают Израилю

"Матильда" и Винокур "освоили" кремлёвский "общак"? "Алло, Смольный!", Ч.-4
Алло, Смольный!

"Матильда" и Винокур "освоили" кремлёвский "общак"? "Алло, Смольный!", Ч.-4

Как "протаскиваются" резолюции СБ ООН
Тема дня

Как "протаскиваются" резолюции СБ ООН

"Мюнхенский сговор" не состоялся. И снова Крым и санкции.
Тема дня

"Мюнхенский сговор" не состоялся. И снова Крым и санкции.

Так вот ты какой, Трамп
Разбор полетов

Так вот ты какой, Трамп

Израиль готовится к войне с Хамасом
Тема дня

Израиль готовится к войне с Хамасом

Еврейский анекдот про "божью матерь"
Анекдот ТВ

Еврейский анекдот про "божью матерь"

Россия: художникам "век воли не видать"? "Алло, Смольный!", Ч.-3
Алло, Смольный!

Россия: художникам "век воли не видать"? "Алло, Смольный!", Ч.-3

Российская общественность должна знать! "Алло, Смольный!", Ч.-2
Алло, Смольный!

Российская общественность должна знать! "Алло, Смольный!", Ч.-2

Сирии больше нет

Сирийские беженцы в Иордании не верят, что смогут вернуться домой после пяти лет гражданской войны

   Иорданский город эр-Рамта в пустыне с населением 120 тысяч человек на границе с Сирией уже сам по себе представляет любопытное явление. Это город контрастов: высокие раскрашенные помпезные особняки с золотой тесьмой контрастируют с невзрачными и пыльными бетонными блоками с базисными удобствами.

Здесь же, вдоль дороги ютятся бесчисленные бедуинские палатки, полученные местными кланами от Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR), которое оказывает помощь 700 тысячам сирийским беженцам. Все они бежали в разные годы от продолжающейся уже два года гражданской войны в Сирии и обосновались на границе в Иордании.

«Сейчас здесь тихо, но еще недавно по ту сторону границы непрерывно рвались ракеты и падали бомбы», - говорит Мухаммед, иорданец, владеющий небольшой мельницей по перемолу пшеницы.

27 февраля сирийский президент Башар Асад подписал соглашение о прекращении огня с более 90 оппозиционных группировок, противостоящих его режиму.

Он с ностальгией вспоминает былые времена, когда в Сирии царил мир.

«Бывало, если мне нужен был сахар, я шел в Дераа. Сейчас граница закрыта», - сетует он.

Именно Дераа, расположенный к 13 километрам от границы, стал местом, откуда началась кровопролитная гражданская война в Сирии. Здесь 15 марта 2011 года вспыхнули стихийные протесты против режима, переросшие в массовые беспорядки, а затем в вооруженный конфликт, перекинувшийся на остальную страну.

После того, как Дераа стала ареной ожесточенных боев между правительственными войсками и оппозиционными фракциями, у местного населения не осталось иного выхода, кроме как бежать отсюда. В городе нет бомбоубежищ, и бегство было для жителей Дераа единственным шансом спастись. И бежали они, в первую очередь, в соседнюю Иорданию, до которой шаг подать.

«Мы каждый день молимся, обращаясь в сторону Мекки, чтобы он даровал нам безопасность», - говорит он.

В отдалении, в предвечернем закате звучит заунывный призыв на молитву муэдзина, разносясь по низким холмам в округе. После того, как было достигнуто шаткое перемирие и экстремистские группировки, вроде «Исламского джихада» были оттеснены от границы, полуразрушенный город получил передышку.

В марте королева Иордании Рания посетила эр-Рамту, чтобы продемонстрировать солидарность иорданского правительства с сирийскими беженцами.

Большинство сирийских беженцев размещаются в быстро и хаотично расползающемся лагере беженцев Заатари, который расположен в десяти километрах к востоку от Мафрага. Сегодня здесь проживает 79 тысяч беженцев. У некоторых нет работы, другие заняты на случайных подработках в строительстве.

«Сирии больше нет», - говорит 34-летний Дауд. Его одежда и волосы покрыты пылью и древесными щепками, а сам он выглядит усталым и истощенным. Дауд работает по 15 часов в день на строительных работах в лагере.

Его путь отличается от пути, который прошло большинство сирийских беженцев. Дауд бежал из Хомса в Ливан, оттуда в Северную Африку, и замкнул круг, добравшись в Иорданию. Как и все сирийские беженцы, он получает 200 иорданских динар в месяц (большая часть этой помощи предоставляется в качестве ссуды) и этих денег с трудом хватает на продукты и товары первой необходимости (один иорданский динар равен 5.3 шекелям).

Оплата обучения в школах для маленьких детей стоит до 30 динар в месяц. Столько же стоит госпитализация, которая субсидируется правительством и это существенно облегчает положение беженцев.

Беженцы с трудом сдерживают переполняющее их горечь и отчаяние. «Нам все врут», - говорит Насер, товарищ Дауда. Дауд выглядит истощенным. Вместе с маленьким сыном он мечтает получить визу в США. «Мы не думали, что эта ситуация будет тянуться так бесконечно долго», - говорит он.

Жители лагеря беженцев уже даже не слушают новостей из Сирии; они подавлены трагической ситуацией и не верят, что в их стране произойдут изменения к лучшему. Их друзья и знакомые, вернувшиеся в Сирию, погибли во время боевых действий. «Только Бог может принести мир в Сирию», - говорят они.

Для иорданцев в эр-Рамта война в соседней Сирии также – дорогостоящее «удовольствие». Многие жители города – представители кланов, традиционно живших по обе стороны границы и постоянно общавшихся друг с другом.

По словам одного из жителей города, до начала военных действий в Сирии до десяти тысяч девушек из Иордании выходили замуж за сирийцев по другую сторону границы. Теперь ни о каких контактах не может быть и речи.

Война подорвала и налаженный бизнес между приграничными районами. Дамаск расположен приблизительно в 100 километрах от границы, и отсюда в Иорданию импортировались различные продукты, в частности, мясо. Но военные действия привели к тому, что цены подскочили в четыре раза.

Массовый наплыв беженцев в Иорданию привел и резкому подорожанию цен в королевстве. Так, приток 100 тысяч беженцев в соседний Ирбид спровоцировал стремительный рост цен на аренду жилья.

Торговля зачахла. Такие пограничные города, как эр-Рамта, более всего страдают от гражданской войны в соседней стране. Иорданию затопили беженцы не только из Сирии, но и из Ирака, и правительство отчаянно пытается изыскать средства, чтобы справиться с многочисленными проблемами, вызванными этим нашествием. Власти и местные жители хотели бы получить дополнительную помощь от США и международного сообщества.

Сирийцы уверены, что отныне им придется осваиваться на новой родине или искать другую. Они не верят в то, что вернуться домой, и знают, что должны содержать свои семьи и воспитывать детей в Иордании. Однако будущее в Иордании также не выглядит обнадеживающим. Подавляющее большинство беженцев ютятся в лагерях, получают недостаточную помощь от иорданских властей, а их заработки случайны, временны и минимальны. Этих средств недостаточно, чтобы содержать семьи, и будущее представляется им в мрачном свете.

 

Сет Францман, Лаура Келли

Перевод Давида Маркова

Джерузалем пост-Новости недели

 

 

новонет