Программа передач 22.05.2017

Самолет Дональда Трампа
10 интересных фактов

Самолет Дональда Трампа

Аббаc Джума: американцы готовят беспредел в Сирии
Сказано на Iton.TV

Аббаc Джума: американцы готовят беспредел в Сирии

Еврейский вопрос Дональда Трампа
Тема дня

Еврейский вопрос Дональда Трампа

Иран: да здравствует новый старый президент!
Тема дня

Иран: да здравствует новый старый президент!

Мила Романиди: До чего ж тупые люди пишут в этом интернете!
Культурный шок

Мила Романиди: До чего ж тупые люди пишут в этом интернете!

Я.Кедми: Никакой "ошибки президента" не было
Особая папка

Я.Кедми: Никакой "ошибки президента" не было

Запретка по-киевски
Разбор полетов

Запретка по-киевски

Смерть - это еще одно замечательное приключение
Университет

Смерть - это еще одно замечательное приключение

ЕС - Украина: отмена виз, но не денег
Тема дня

ЕС - Украина: отмена виз, но не денег

День победы над нацизмом должен стать национальным праздником
Особая папка

День победы над нацизмом должен стать национальным праздником

Леонид Луцкий. В защиту Дмитрия Быкова

"На мясистой груди Зильбертруда" – написали бы его ненавистники в Израиле.

   Леонид Луцкий

На шее Дмитрия Быкова болтается православный крест и, честно говоря, какую-то минуту мешает сосредоточиться. "На мясистой груди Зильбертруда" – написали бы его ненавистники в Израиле. А им у нас несть числа, умеет Дима дразнить гусей, в особенности высокодуховных из Города золотого. Раньше они хором зарывали в теплую землю виноградную косточку, теперь разрыли томагавки войны. 
А Быков тем временем ведет на "Дожде" мой любимый цикл "Сто книг - сто лекций". Золотой век русской поэзии, где у нас один разнесчастный Фет, в одночасье лишившийся великоросского статуса, не трогает. Препарирует Серебряный и далее, а там целая когорта великих крещеных евреев – Саша Черный, Осип Мандельштам, Борис Пастернак, и до наших дней – Иосиф Бродский и Наум Коржавин. А какая русская поэзия без глубоких христианских мотивов?
Читает Быков восхитительно, опрокидывает на мою голову неизвестные мне факты, строит версии альтернативной истории, ерничает, иногда передергивает и по-своему интерпретирует, но это игра эрудиции и живого парадоксального ума, абсолютная, уже непозволительная роскошь на российском телевизионном экране. Лиши меня этих передач, и буду я на сто эфиров беднее. 
А другая роскошь, последнее приоткрытое окошко в закупоренном подцензурном пространстве – это циклы "Гражданин поэт, и сменивший его "Господин хороший". В жанре поэтического памфлета-фельетона Быков непревзойден, он, а не любимый мой Орлуша – первая скрипка. Он король Ютуба. Благодаря Быкову Михаилу Ефремову есть что играть, а Андрею Васильеву – что вести. 
Быков плодовит, как кролик. Но далеко не в каждом жанре столь же удачлив. Лирика его оставляет меня равнодушным, не всякий литературный обзор есть силы дочитать до конца, а уж из всех романов я до последней страницы домучил только "ЖД". Быков – великий спринтер и плохой стайер. Даже "ЖД" при всей оригинальности фабулы и удачных местах и персонажах произведение провальное. 
Варяги–государственники – тупые потомки викингов, жестоки и малосимпатичны, хазары – рыночники карикатурны, а коренное русское порабощенное теми и другими население с их печечками, пекущими пирожки, мельничками и яблочками молодильными – стадо юродивых. Автор их тоже не любит.
Хазары, ушедшие из гибнущего Иерусалима на завоевание свободного российского рыночного пространства – это реальная пародия на известные "русские" персоны нашей столицы. Они, как одна известная бардесса, даже обращаются друг другу: - Солнце мое! 
Израиль некоторым образом напоминает слона, которого осматривали слепые мудрецы. Быкову достался даже не хобот, не хвост, а член. Он обиделся на специфическую высокодуховную иерусалимскую публику, которая в живой и светский Тель-Авив не едет, а спускается. Обиделся, и решил ее опустить с присущей ему ребяческой вредностью, эпатирует, сиречь дразнит с любой трибуны. А они ему самым серьезным образом отвечают в толстых малотиражных литературных журналах, на сайтах и в ФБ. Все это напоминает объявление в провинциальной гостинице: "Уважаемые постояльцы! Просьба презервативы из окон не выбрасывать. Гуси давятся".
Гуси действительно давятся, негодующе гогочут, да и Быков уже без шутки мимо тещиного дома пройти не может. Гуси торжественны, напрочь лишены чувства юмора и самоиронии. Ну как им после такого объявления какую гадость не подбросить? 
Быков плохой, завиральный философ. Он, как и Станислав Белковский - полукровка, и этот раздрай души между штанами и крестиком, невыносим, тяжело и неловко смотрится в эфире. "Детям" отца Александра Меня, окрестившего в брежневские годы еврейскую Москву, было несравненно легче, чем "внукам". Курс взят на ассимиляцию, дети уже четвертушки и Быков подводит свою знаменитую теорию солонки. Раньше евреи были всемирными дрожжами, но кто-то (мы знаем кто) бросил пачку дрожжей в российский нужник в 1917-ом году. 
По Быкову евреи - соль во всемирном супе, и не гоже ей лежать кучей в своей ближневосточной солонке. Но пересол, согласно известной русской поговорке всегда на голове. Почему мы должны отвечать за чужой прогорклый суп неумехи-хозяйки. Сами варите и получайте в голову. Особенно в эпоху санкций и импортозамещения. Все нападки Быкова на "провинциального националиста" Жаботинского с каждым путинским днем выглядят все бездоказательней. Соли – не соли, а суп тухлый и жидкий. Быковская теория сдулась, как цена барреля нефти. 
Но если мы железно убеждены в правильности нашего главного выбора, то неужели дешевая солонка в быковских руках способна нас убедить в обратном? 
Давайте разделим его превосходную духовную пищу и зеленых мух, которые слетаются на его антиизраильские эфиры. Он, безусловно, не антисемит, могу привести в доказательство и стихи и отповеди, но в великой русской литературе и великих антисемитов было немало, а ведь ценим, любим и перечитываем.

новонет