Программа передач 18.10.2017

Кадыров становится мостом между Россией и Исламским миром
Тема дня

Кадыров становится мостом между Россией и Исламским миром

Под кого Саакашвили готовит новый Майдан?
Тема дня

Под кого Саакашвили готовит новый Майдан?

Золушка история одной карьеристки
Магия смысла

Золушка история одной карьеристки

Спецназ израильской полиции отработал в Умани
Тема дня

Спецназ израильской полиции отработал в Умани

Полиция против журналистов: кто кого
Разбор полетов

Полиция против журналистов: кто кого

На израильскую делегацию в Сочи напали арабы
Тема дня

На израильскую делегацию в Сочи напали арабы

"Кризисный спецназ" израильской полиции
Тема дня

"Кризисный спецназ" израильской полиции

Культурный шок:  Израиль - это не только фалафель!
Культурный шок

Культурный шок: Израиль - это не только фалафель!

Израильские ВВС встретили сергея Шойгу "салютом"
Тема дня

Израильские ВВС встретили сергея Шойгу "салютом"

Израильский врач: Дмитрия Марьянова можно было спасти
Тема дня

Израильский врач: Дмитрия Марьянова можно было спасти

Арик Эльман. Памяти Эли Визеля

Слова «герой еврейского народа» повторяются в последнее время так часто, что иногда теряют свое значение.

 Каждый израильский генерал, сумевший завершить свою жизнь в погонах без кровавых провалов и скандалов на сексуальной почве, может рассчитывать на то, что кто-нибудь обязательно назовет его героем, заслуживает он того или нет. Кончина Эли Визеля позволяет нам вспомнить, что такое на самом деле «герой еврейского народа».


Рожденный 30 сентября 1928 года в румынском городе Сигет, Элиэзер Визель попал в орбиту Холокоста уже в 1940 году, когда, аннексировав Сигет, Венгрия ввела в городе расовые законы и евреи были выселены в гетто. Однако настоящий ужас начался через четыре года, когда гетто Сигет было целиком депортировано в Освенцим. Мальчику «повезло» - вместо того, чтобы в день прибытия в лагерь уйти из него пеплом из трубы крематория, он с отцом попал в «трудовой лагерь» по производству искусственного каучука, которым заправляли представители “IG Farben”, и так избежали немедленной смерти. В конце января 1945 года, прибыв «маршем смерти» в Бухенвальд, отец Визеля Шломо не перенес побоев и умер от травм и дизентерии. После войны Эли узнает, что его мать Сара и младшая сестра Ципора тоже убиты нацистами.

Первые послевоенные годы Визель провел в еврейском сиротском доме во Франции, где нашел своих уцелевших сестер Хильду и Беатрис. В 1948 году начинается его связь с Еврейским государством – Визель переводит статьи для вооруженной группы ЭЦЕЛЬ, на следующий год он уже в Израиле как корреспондент французской газеты, а вскоре он становится парижским репортером для «Едиот Ахронот». Визель продолжал писать и на идиш – в 1961 году он освещал для американской идишистской прессы процесс Эйхмана в Иерусалиме.

Как и многие уцелевшие в аду Холокоста, Визель, несмотря на то, что уже стал профессиональным журналистом, молчал о пережитом, и, возможно, мир никогда не узнал о нем, если бы не встреча с французским писателем, лауреатом Нобелевской премии Франсуа Мориаком. Так родилась его трилогия «Ночь», «Рассвет» и «День», сформировавшая образ Холокоста и его последствий для целого поколения читателей сначала на Западе, а потом и во всем мире. На сегодняшний день она переиздана на тридцати языках. Литературная карьера Визеля этим отнюдь не ограничилась – он написал более сорока художественных и популярных книг.

Однако когда в 1986 году Визель стал лауреатом Нобелевской премии по литературе, он получил ее не только за свое творчество, но и за неустанную борьбу против насилия, тирании и дискриминации. Визель продемонстрировал многим еврейским либералам на Западе, что можно одновременно сражаться за свободу советских евреев – и выступать против расизма в Южной Африке, быть на страже памяти еврейских жертв Холокоста – и помогать армянам в борьбе за признание их геноцида Османской империей.  На сегодняшнем скудном фоне еврейского либерализма Эли Визель возвышается, как гигант морали и совести, человек, который ни на минуту не отказывался ни от своего еврейства, ни от своего народа, ни от своей страны,  и при этом мог быть решительным защитником прав слабых и угнетенных, готовым говорить неприятную истину даже тем лидерам свободного мира, которых он чтил – так, как он сделал это с Рональдом Рейганом, когда тот решил выступить с речью на кладбище, где были похоронены ветераны СС.

И все же, несмотря на то, что Визель решительно и бескомпромиссно выступал в защиту жертв геноцида от Дарфура до Сирии, несмотря на то, что он был одним из инициатором создания Вашингтонского Музея Холокоста, который уделяет примерно столько же внимания истории геноцида на планете, сколько самому уничтожению шести миллионов евреев, либеральная и про-палестинская публика и в США, и в Израиле не смогла удержаться от плевков в его сторону. В глазах пособников палестинского террора Визель был виновен, поскольку отказывался осудить Израиль, утверждал, что Иерусалим – это еврейский город, отказывался бойкотировать еврейские поселения за «зеленой чертой», резко осуждал Хамас и даже – о ужас – поддержал премьер-министра Нетаниягу, а не президента Обаму, в конфликте вокруг соглашения по иранской ядерной программе. В марте прошлого года, когда Визель демонстративно посетил выступление Нетаниягу в Конгрессе США, светоч израильской либеральной мысли – газета «Хаарец» - разразилась статьей под заголовком «Визель, убирайся вон из моей жизни». Пожелание сбылось год с лишним спустя.

Визель, который никому ничего не был должен, и который не испытывал никаких комплексов неполноценности в отношении собственного еврейства, до самой своей смерти настаивал на том, что признание страданий других меньшинств от рук нацистов не может умалять уникальность Холокоста, или, говоря его словами, «не все жертвы были евреями, но все евреи были жертвами». За это его тоже очень не любила либеральная политкорректная публика, которая, напротив, стремится к тому, чтобы постепенно свести на нет упоминания о еврейском характере Холокоста. Точно так же, как советская власть настаивала на том, что от рук нацистов погибали «советские граждане», современный либерализм пытается переписать историю Холокоста как кампанию преследования всех «других», в которой у евреев нет никакой уникальной роли. Эли Визель до последнего вздоха противостоял этой фальсификации истории.

Отвечая на обвинения про-палестинских клеветников, американский автор Джон-Пол Пагано заметил: «Они обвиняют Визеля во лжи, потому что он якобы не пожелал применить уроки Холокоста к палестинцам. Но, может быть, именно это он и сделал?» Эли Визель стал героем еврейского народа, когда нашел в себе силы и талант рассказать миру о Холокосте. Он стал героем, когда возвысил свой голос против любой тирании и насилия. И он остался героем в своей верности Израилю и вере в Израиль, даже теперь, когда это так немодно в «прогрессивных» кругах.

Да будет память его вечно благословенна.

 

новонет