Программа передач 18.10.2017

Кадыров становится мостом между Россией и Исламским миром
Тема дня

Кадыров становится мостом между Россией и Исламским миром

Под кого Саакашвили готовит новый Майдан?
Тема дня

Под кого Саакашвили готовит новый Майдан?

Золушка история одной карьеристки
Магия смысла

Золушка история одной карьеристки

Спецназ израильской полиции отработал в Умани
Тема дня

Спецназ израильской полиции отработал в Умани

Полиция против журналистов: кто кого
Разбор полетов

Полиция против журналистов: кто кого

На израильскую делегацию в Сочи напали арабы
Тема дня

На израильскую делегацию в Сочи напали арабы

"Кризисный спецназ" израильской полиции
Тема дня

"Кризисный спецназ" израильской полиции

Культурный шок:  Израиль - это не только фалафель!
Культурный шок

Культурный шок: Израиль - это не только фалафель!

Израильские ВВС встретили сергея Шойгу "салютом"
Тема дня

Израильские ВВС встретили сергея Шойгу "салютом"

Израильский врач: Дмитрия Марьянова можно было спасти
Тема дня

Израильский врач: Дмитрия Марьянова можно было спасти

Яир Лапид, который знает, как надо

Последние опросы общественного мнения свидетельствуют о росте популярности партии "Еш атид" и ее лидера Яира Лапида

  Петр Люкимсон, специально для "Новостей недели" Израиль

Некоторые политические обозреватели прочат его по итогам следующих выборов в премьер-министры, или, по меньшей мере, во вторую по значимости фигуру в будущем правительстве. На днях г-н Лапид стал гостем концерна "НН", заявив, что готов ответить на любые, самые острые вопросы

 Перед беседой, к которой присоединились и наши коллеги из газеты "Маарив", главный редактор концерна Леонид Белоцерковский показал гостю уникальные фотографии, запечатлевшие состоявшуюся больше десяти лет назад встречу журналистов "НН" с его отцом – известным журналистом, а затем и лидером партии "Шинуй" Йосефом (Томми) Лапидом. "Так что вы продолжаете семейную традицию", - заметил Белоцерковский.

- Понятно, что оппозиция должна критиковать правительство, и со многими критическими замечаниями в его адрес мы согласны. Но нам сегодня хотелось бы услышать не только критику, но и то, что вы намереваетесь делать в случае победы на выборах. Как говорили в бывшем СССР, давайте попробуем сыграть в игру "Если бы директором был я". Ну и, безусловно, нас интересует, как вы сами оцениваете свою деятельность на посту министра финансов, сожалеете ли о каких-то ошибках, и что вам дал этот опыт, - сказал Леонид Белоцерковский, задавая формат дальнейшего разговора.

- Основной вывод, который я для себя сделал из того периода, заключается в том, что никогда не стоит входить в правительство и занимать министерский пост, если премьер-министр активно не желает, чтобы ты преуспел, - ответил Яир Лапид. – Безусловно, я допускал ошибки, и не только в силу своей неопытности, но и в силу необычайно сложной ситуации, в которой оказалась экономика страны в тот момент, когда я заступил на пост главы минфина. Напомню, что бюджетный дефицит страны достиг тогда рекордного пика. В Европе как раз начинался кризис, и это не могло не отражаться на Израиле. Безработица росла. Так что мне пришлось принимать трудные и непопулярные решения. Но если я о чем-то и сожалею, так это о том, что мне не удалось реализовать план по удешевлению жилья. СМИ в этом плане сделали акцент на отмену НДС при покупке новых квартир, на самом же деле это была лишь одна из предлагаемых мной, но далеко не единственная мера. Целью плана было в короткое время построить 50 тысяч квартир и таким образом ликвидировать дефицит на рынке жилья.

Далее пришло время вопросов, и так получилось, что первый вопрос задал автор этих строк.

- Господин Лапид, у нас, разумеется, есть немало вопросов по экономике, но давайте все же начнем с политики, а конкретнее, с вашей партии. Согласитесь, что "Еш атид" – единственная партия кнессета, в которой нет даже тени демократии. Вы сами себя назначили практически пожизненным ее лидером и сами же формируете ее список. Собираетесь ли вы что-то менять внутри партии, или она и дальше будет строиться на таких, скажем так, весьма странных для демократического общества принципах?

- Я по-прежнему убежден, что проведение праймериз не является показателем демократичности партии. Система праймериз позволяет занять реальные места в списке тем, кто обладает большими финансовыми, административными и другими ресурсами, и при этом зачастую оставляет за бортом действительно достойных людей, которые могли бы принести настоящую пользу обществу. Возьмите, в примеру, "Ликуд". Хаиму Кацу, за которым стоят тысячи членов профсоюза работников авиационной промышленности и который является одним из самых крупных "подрядчиков голосов", заведомо обеспечено высокое место в списке. Но так ли это хорошо и для "Ликуда", и для страны в целом? Возможно, если бы мы провели праймериз в первый год существования нашей партии, Яаков Пери оказался бы за бортом списка, а ведь, согласитесь, он прекрасно проявил себя в кнессете. Скажу больше: Менахем Бегин стал в свое время лидером "Ликуда" без всяких праймериз, а если бы они проводились в его время, он непременно бы их проиграл. Да и Бен-Гурион занял пост лидера МАПАЙ без всяких праймериз, и нет никаких гарантий, что он бы их выиграл. Так что, как видите, я в хорошей компании: Бегин, Бен-Гурион…

- … Сталин, - подсказал кто-то из журналистов.

- Нет, ну Сталин - это все-таки нечто совсем иное. Но в целом мне кажется, что это не так уж плохо, когда лидер партии формирует список и предлагает его народу, а уж народ решает, релевантен ли этот список или нет. Жизнь показывает, что значительной части избирателей наш список нравится. В то же время я понимаю, что озвученные вами претензии есть у многих. Поэтому мы с самого начала заложили в устав партии положение, согласно которому две первые каденции в кнессете список будет определяться ее лидером, а перед третьими выборами состоятся праймериз.

- В том числе и на пост главы партии?

- Да, в том числе и на пост лидера партии. Но я почти не сомневаюсь, кто именно одержит на этих праймериз победу. Думаю, вы тоже без труда можете догадаться.

- Как вы относитесь к происходящему сегодня в кнессете? Например, к бесконечному повышению зарплат депутатов? Или к тому, что сначала депутаты потребовали, чтобы у них было по два помощника, а сейчас речь идет уже о трех - при том, что в прошлом народные избранники прекрасно обходились одним помощником и сами тоже иногда немножко работали. Вы говорили об огромном бюджетном дефиците, но, как известно, рыба тухнет с головы: вы подсчитали, во сколько сотен миллионов в год обошлись казне увеличение зарплат депутатов и создание новых ставок помощников?

- Тут я с вами абсолютно согласен. То, что кнессет превращается в закрытый клуб джентльменов, любящих пожить за счет народа, на самом деле возмутительно. Поэтому фракция "Еш атид" была против как введения ставки третьего помощника, так и повышения депутатских зарплат. В итоге мы стали единственной фракцией, все члены которой решили перечислять свою последнюю прибавку к зарплате какой-либо благотворительной организации. Какой именно, каждый депутат выбрал сам. Если в кнессете следующего созыва мы получим достаточное влияние, то покончим с автоматическим повышением депутатских зарплат. Понадобится новый закон для этого – мы его проведем.

Военный обозреватель "НН" Давид Шарп задал нашему гостю вопрос о том, как ему видится процесс урегулирования израильско-арабского конфликта, на какие уступки он готов пойти ради мира и, наоборот, от чего категорически не готов отказаться?

- Не хочу сейчас давать какие-либо конкретные ответы на эти вопросы. Тем более что, скорее всего, в следующей каденции именно мне придется их решать. Одна из главных ошибок израильских левых как раз и заключалась в том, что еще до начала переговоров они заявляли, на какие уступки готовы пойти ради "мира". На Ближнем Востоке так дела не делаются, и повторять их ошибки я не намерен. Но и продолжение нынешней политики правительства я считаю недопустимым. Что мы, в сущности, сегодня делаем? Мы перекладываем решение конфликта на плечи следующих поколений, то есть на наших детей и внуков. Дескать, давайте попытаемся сохранить все, как есть, а они потом как-нибудь разберутся. Мне кажется, это недостойная позиция в принципе и, тем более, недостойная для лидеров нации. Но если вы спрашиваете, верю ли я в мир с палестинцами, то я отвечу прямо: не верю! Мира - не будет! Во всяком случае, при нашей жизни. Поэтому нужно говорить не о мире, а о подписании некого долгосрочного соглашения, обеспечивающего разделение сторон конфликта и их взаимную безопасность. Достигнуть этого можно с помощью проведения региональной конференции с участием Саудовской Аравии, Египта и Иордании. А теперь, кстати, и Турции. Должен заметить, что я поддерживаю подписанное недавно соглашение с Эрдоганом, так как считаю, что оно нам на пользу.

- То есть среди нынешних палестинских лидеров вы не видите партнера для прямых переговоров?

- Не вижу. Вообще, слово "партнер" я считаю в данном контексте неприемлемым. Партнер для нас – это США. Палестинцы – не партнеры, а заклятые наши враги, и именно так к ним надо относиться. Тем не менее, смысл вопроса понятен. Но с кем сегодня на палестинской улице мы можем вести переговоры? Абу-Мазену за восемьдесят. Понятно, что он ничего подписывать не собирается, да и "эксперимент Эхуда Ольмерта" ясно показал, что попросту не существует такого варианта договора с Израилем, который Абу-Мазена бы устроил. Новое поколение палестинских лидеров считают более прагматичным, но это иллюзия. На самом деле они тоже не готовы вести речь об окончательном урегулировании конфликта. Есть мнение, что таким лидером мог бы стать Мухаммед Дахлан, но это не более, чем наша очередная фантазия, да и Дахлан сейчас не очень популярен у палестинцев. Если кто действительно популярен, то это, к сожалению, Маруан Баргути. Да, его руки в крови, он сидит в тюрьме, бесспорно, по делу, но если его выберут новым лидером ПА, то мы окажемся в крайне сложном положении. Все мировые СМИ начнут писать о "палестинском Нельсоне Манделе, который томится в израильской тюрьме". И мы должны быть готовы к такому повороту событий.

После этого высказывания Яира Лапида несколько странно прозвучал вопрос одного из журналистов "Маарива" о том, почему он так негативно относится к представителям левого политического лагеря.

- В последнее время вы используете понятие "левый" едва ли не как бранное слово, и при этом позиционируете "Еш атид" в качестве центристской партии с уклоном вправо. Очевидно, вы считаете, что это принесет вам голоса правых избирателей. Но пока, судя по опросам, вы лишь отнимаете голоса у левого лагеря, а правые за вас голосовать и не думают, - заметил наш коллега.

- Во-первых, по нашим данным, думают, и еще как! – парировал Лапид. – Во-вторых, я никогда не выступал против вменяемых левых. Вся моя критика касалась левых радикалов, активистов таких организаций, как "Зохрот", "Шоврей-штика" и им подобным. Но главное заключается в том, что я действительно верю в реальность политического центра. Не центра с уклоном вправо или влево, а именно центра. Все серьезные опросы показывают, что значительная часть израильтян придерживаются именно центристских взглядов, то есть для них неприемлемы как левые, так и правые радикалы, вроде Бенци Гофштейна. Они хотят видеть Израиль либеральным, демократическим и еврейским государством. Без палестинцев. И я действительно надеюсь привлечь голоса тех избирателей, которые, будучи центристами, голосуют сегодня за правые партии. Я инстинктивно чувствую их чаяния, их ожидания, их оценку ситуации, поскольку я - один из них.

Кстати, подлинным центристом я считаю Менахема Бегина (при этих словах у некоторых наших ивритоязычных коллег непроизвольно вытянулись лица). В этом смысле я никогда не менял взглядов. В 1981 году, когда мне было 17 лет, я раздавал на улицах листовки в поддержку Бегина, а мой отец работал в то время в его штабе. Давайте скажем честно: у израильских левых сегодня нет никакой программы, они ничего не в состоянии предложить народу. Я не согласен с тем, что сейчас делает и говорит Нетаниягу и другие лидеры "Ликуда", но в их словах и оценках, по крайней мере, есть логика, есть идейная позиция. У левого лагеря я этого не вижу. Они вновь и вновь твердят, что единственная реальная возможность – это подписание договора с палестинцами. Но, во-первых, это совершенно нереально, а во-вторых, – это не единственный вариант решения. Есть и другие. Вот что мне важно донести! С Нетаниягу мы топчемся на месте, так как он с небольшими перерывами вот уже 20 лет стоит у власти. Это слишком долго! В такой ситуации застой неминуем, а надо куда-то двигаться. Региональная конференция может дать искомый толчок к движению.

- Вы готовы согласиться на одностороннее разделение с палестинцами?

- Нет, я ни при каком раскладе не готов совершать какие-либо односторонние шаги. Все должно быть согласовано на региональной конференции. Причем на первом этапе надо решить проблему сектора Газы – мы должны окончательно от него отделиться и перестать его субсидировать. Ради этого я готов согласиться на строительство там порта и подписание "худны", скажем, на пятьдесят лет.

Как известно, "худна" (в переводе с арабского – перемирие) и по мусульманским законам не может быть заключена с "неверными" больше чем на 10 лет, 10 месяцев и 10 дней. Каким образом Яир Лапид намерен растянуть "худну" на 50 лет, так и осталось загадкой, поскольку журналисты "НН" переключили внимание лидера "Еш атид" на вопрос о том, как ему видится реальное разрешение проблемы гражданских браков?

- Речь идет об одной из важнейших для нашей партии тем, - ответил Лапид. – Как известно, существует три законопроекта, касающиеся гражданских браков – наш, НДИ и МЕРЕЦа. Законопроект МЕРЕЦа радикален и потому нереален. Законопроект НДИ близок к нашему варианту, но наш шире: он предусматривает возможность вступления в гражданский брак для всех, кто не только не может, но и не хочет сочетаться браком через раввинат. Мы уже трижды выставляли этот законопроект на рассмотрение кнессета и, безусловно, будем делать это вновь и вновь, пока не добьемся своего. При этом мы понимаем, как трудно нам придется, ведь борьба за гражданские браки идет, по сути дела, с момента создания еврейского государства, но пока, как видим, без успеха.

- Еще недавно говорили также о вашем возможном партнерстве с Либерманом. Вас не шокировало то, что он, так яростно критиковавший Нетаниягу, вдруг дал задний ход и согласился стать министром обороны?

- Между мной и Либерманом никогда не было партнерства, и я никогда не видел в нем потенциального партнера. Но должен заметить, что история Либермана – это замечательная история. Мой отец говорил, что статус репатрианта не имеет срока давности, это на всю жизнь, и тот, кто прибыл в Израиль уже после его создания, никогда не прыгнет выше головы. Либерман прыгнул. Юноша, который репатриировался из Молдавии и начал жизнь в Израиле без денег, без связей, без ничего, а в итоге стал министром иностранных дел и министром обороны – поистине потрясающая карьера! Я, кстати говоря, поздравил его с вступлением в должность и пожелал удачи. Думаю, мы все заинтересованы в том, чтобы Либерман преуспел на новом посту, так как от успешности его деятельности зависят безопасность и обороноспособность страны.

Упоминание имени нынешнего главы оборонного ведомства мгновенно заставило вспомнить другую проблему – проблему пенсий репатриантов, приехавших в возрасте 40 лет и старше. В 2013 году в интервью "НН" Яир Лапид сам поднял эту проблему и выразил готовность ее решить. Поэтому наш вопрос был прост: почему он забыл о своем обещании, когда сел в кресло министра финансов, и как относится к тому решению данного вопроса, которого добился Либерман?

- Во-первых, я не забыл, - ответил Лапид. – Но в 2013-2014 годах, как я уже сказал, у государства просто не было денег для такого решения. Однако тогда именно я отдал указание заложить в бюджет 2015 года 1,3 миллиарда шекелей на частичное решение пенсионной проблемы репатриантов, а затем эта статья перекочевала в план бюджета 2016 года. Указанная сумма в любом случае была бы заложена в бюджет, так что Либермана завлекли в коалицию, по сути, продав залежалый товар. Но его, видимо, это устроило. Хочу, однако, подчеркнуть, что эти деньги не решают проблемы. Речь идет о мизерной прибавке каждому пенсионеру-репатрианту, не набравшему трудового стажа, не более того. Подлинное решение должно быть комплексным. Во-первых, следует добиться того, чтобы этим людям начали выплачивать пенсии за отработанные годы все страны их исхода, а не только Россия. Во-вторых, нужно предусмотреть в бюджете на выплату прибавок к пенсиям куда более крупную сумму, а для этого деньги еще надо найти.

- Простой вопрос: ради того, чтобы отстранить от власти Нетаниягу, вы будете готовы создать с кем-то блок и удовлетвориться в нем вторым местом?

- На простой вопрос даю простой ответ: нет! Еще раз хочу подчеркнуть: отстранение от власти Нетаниягу - для меня отнюдь не самоцель, как для некоторых.

Было, разумеется, в ходе этой встречи и немало других вопросов. В числе прочего, Яиру Лапиду припомнили объявленное им в качестве главы минфина резкое повышение цен на сигареты и спиртные напитки. В ответ Лапид заметил, что по поводу "такой гадости, как сигареты", он нисколько не жалеет. А вот против подорожания спиртного он как раз возражал, но Израиль, будучи членом OECD, подписал договор об унификации налогов на алкоголь, и ему как министру финансов не оставалось ничего другого, как следовать этому договору.

В целом из нашей беседы следовало, что Лапид настолько увлекся политикой, что окончательно забросил писательскую карьеру, всерьез нацелился на пост премьера - и на пути к этой цели он явно рассчитывает получить и "русские" голоса. А вот получит он их или нет – решать нам с вами.  

Автор - заместитель гл. редактора газеты "Новости недели" Израиль

новонет