Программа передач 21.09.2017

Российская нравственность должна быть построже, чем в Иране
Тема дня

Российская нравственность должна быть построже, чем в Иране

Пациенты "без границ"
Разбор полетов

Пациенты "без границ"

Северная Корея - это китайский полигон оружия
Тема дня

Северная Корея - это китайский полигон оружия

Хамас принуждают к миру с Израилем
Особая папка

Хамас принуждают к миру с Израилем

Дядя гея изгнан из Кнессета
Разбор полетов

Дядя гея изгнан из Кнессета

ЭКГ сенсор от  Planexta Inc. спасет миллионы человеческих жизней
Тема дня

ЭКГ сенсор от Planexta Inc. спасет миллионы человеческих жизней

и мальчики кровавые в глазах...
Злой Кыргыз

и мальчики кровавые в глазах...

Донбасс без сала - это не Донбасс
Тема дня

Донбасс без сала - это не Донбасс

Генерал полиции показал, кто в Иерусалиме "хозяин"
Тема дня

Генерал полиции показал, кто в Иерусалиме "хозяин"

Дочь "друга Путина": отец похитил мою дочь
Тема дня

Дочь "друга Путина": отец похитил мою дочь

Арик Эльман. Кто ответит за войну

Нетаниягу, Либерман, Бенет и Лапид, каждый из которых в свое время обещал «покончить с ХАМАСом», научились похвальной осторожности.

    Арик Эльман. Специально для газеты "Эхо" Израиль

Минувшая неделя, в ходе которой состоялись траурные мероприятия в память погибших в ходе антитеррористической операции «Нерушимая скала» в 2014 году, оставила осадок не только в виде скандала, который устроил на горе Герцля отец погибшего капитана Омри Таля Йорам, но начать придется именно с этого.

В Израиле не принято критиковать тех, кто похоронил своих детей, павших на защите нашей общей родины, однако Таль, страница которого в Фэйсбуке свидетельствует не столько о глубине его горя, сколько о нездоровой фиксации на личности премьер-министра Нетаниягу и его «разрушительном» воздействии на нашу демократию, навлек на себя резкую критику со стороны главы организации «Яд ле-Баним», объединяющей родных и близких павших военнослужащих. Эли Бен Шем, сын которого Коби погиб в катастрофе вертолетов на границе с Ливаном в 1998 году, возмутился не столько тем, что Йорам Таль не смог сдержать эмоций, сколько тем, что его протест выглядел как политическая акция. Бен Шем, разумеется, прав, однако презрительные выкрики в адрес Нетаниягу, когда тот упомянул, что и сам потерял брата, свидетельствуют не только о политизации самого святого – памяти павших, но и о том эффекте, который имеет непрекращающаяся кампания делегитимации самого премьер-министра.

Продолжая эту кампанию, на исходе субботы депутат Кнессета, мультимиллионер и кандидат в лидеры партии «Авода» Эрель Маргалит распространил видеоролик, в котором обвинил Нетаниягу в том, что тот, буквально, «чтобы мы забыли о расследовании против него, еще способен начать войну». То, что Нетаниягу, основные претензии к которому два года назад сводились к тому, что под его руководством Израиль действовал в Газе недостаточно агрессивно и чересчур осторожно, способен спровоцировать новую войну с кем бы то ни было – само по себе полная чушь, однако в подаче Маргалита она приобрела скорее характер кровавого навета, чем очередной политической агитки.

Однако наиболее интересный конфликт, сопровождавшийся взаимными обвинениями во лжи, произошел на почве наследия «Нерушимой скалы» между Нетаниягу и лидером «Еврейского дома» Нафтали Бенетом. По следам утечек информации о готовящемся отчете государственного контролера о работе правительства и системы безопасности в преддверии и во время «Нерушимой скалы» Бенет заявил, что в предыдущем правительстве узкий «кабинет» по вопросам безопасности ни разу не обсуждал проблему туннелей, которые террористы в Газе прорыли в направлении израильских поселений на границе сектора. Канцелярия премьера в ответ распространила список совещаний, на которых, по утверждению Нетаниягу, вопрос туннелей обсуждался еще до начала операции 7 июля 2014 года.

После того, как бывший «брат» и коллега по кабинету Яир Лапид поддержал из оппозиции Бенета, также заявив, что не помнит ни одного обсуждения проблемы туннелей, уже энтузиасты Фэйсбука нашли в сети старый пост лидера «Еш Атид», в котором он утверждал, что участвовал в «десятках» таких совещаний. Вчера перед началом еженедельного заседания правительства Бенет заговорил уже о том, что операция продолжалась слишком долго, и что 51 день – это гораздо больше, чем должно потребоваться для победы над ХАМАСом. В заключение лидер «Еврейского дома» порекомендовал всем дождаться публикации окончательного отчета государственного контролера Йосефа Шапиро.

Если бы Бенет последовал собственному совету и, несмотря на вторую годовщину операции, придержал бы язык в ожидании отчета госконтролера, конфликт не выглядел бы столь инфантильно. Тем не менее, стоит сделать усилие, чтобы попробовать рассмотреть за политическими разборками подлинную и серьезную проблему.

Из трех руководителей Израиля, отвечавших за кампанию лета 2014 года – премьер-министра Нетаниягу, министра обороны Яалона и начальника Генштаба Ганца – только Нетаниягу остался на своем посту сегодня, и понятно, что он чувствует потребность защищать не только свои собственные поступки и решения, но и авторитет всей системы израильской безопасности, в том числе и процедуру принятия коллективных решений на узком кабинете по иностранным делам и обороне. Есть в этом немалая ирония – именно Нетаниягу совсем недавно убрал Моше Яалона с поста министра обороны, став единственным козлом отпущения для тех, кто хочет использовать отчет госконтролера в политических целях. Теперь ему придется отдуваться за всех – в том числе и за министров-членов кабинета вроде Бенета и Лапида, которые прекрасно понимают – лучший способ уйти от коллективной ответственности состоит в том, чтобы вовремя отмежеваться от коллектива.

Однако если глава правительства хочет строить свою защиту на том, что взаимоотношения между военным и гражданским руководством в нашей стране построены идеально, что гражданский контроль за армией эффективен, что у народных избранников есть информация и аналитические инструменты, позволяющие им критически воспринимать предложения и оценки военных, ему лучше сразу отказаться от борьбы. Да, многие претензии к институту «узкого кабинета» - от утечек информации до политического позерства – не лишены оснований. Да, присутствие в кабинете лидеров коалиционных фракций, многие из которых конкурируют за голоса с партией премьера, чревато в случае любых неудач попытками бежать от ответственности. И тем не менее и без отчета госконтролера очевидно, что и премьер-министры, и министры обороны, и начальники Генштаба в течение всей истории страны относились к кабинету как к ритуальной структуре, где произносятся речи, а затем утверждается заранее согласованный армией и министром обороны оперативный план. Так дело не пойдет.

Дело даже не в том, сколько раз на кабинете вставал вопрос о туннелях ХАМАСа (как будто после похищения Гилада Шалита в 2006 году через именно такой туннель кто-то всерьез мог думать, будто палестинские «землекопы» решили заняться исключительно «мирным» трудом, сооружая туннели контрабанды). Туннели, как и ракеты и минометные обстрелы – это симптомы стратегической проблемы, которой кабинет уж точно не уделял внимания. Израильское правительство должно дать себе и своим избирателям отчет в главном – как оно воспринимает перспективы сосуществования с террористическим режимом палестинских исламистов в секторе Газы?

До тех пор, пока в Газе правит ХАМАС, угроза агрессии оттуда будет сохраняться, меняя формы. Убедившись, что барьер израильской противоракетной обороны пробить почти невозможно, а контрабанда крупных ракет и реактивных снарядов в Газу через сухопутную и морскую блокаду Египта и Израиля – дело дорогое и рискованное, ХАМАС в следующем конфликте скорее всего 

попытается поразить приграничные израильские города и поселки массовыми ракетно-минометными атаками с короткой дистанции. Тогда, наверное, кто-то потребует создать комиссию по расследованию этой новой проблемы. Однако не тактическая, а стратегическая проблема стоит перед Израилем в Газе уже десять лет, с момента прихода ХАМАСа к власти – сдерживать ли ограниченную террористическую угрозу или покончить с ней?

Нетаниягу, Либерман, Бенет и Лапид, каждый из которых в свое время обещал «покончить с ХАМАСом», научились за минувшие годы похвальной осторожности. Помимо ограниченных возможностей террористов и эффективного сотрудничества с Египтом, Израиль извлекает из существования режима ХАМАСа прямую пропагандистскую и дипломатическую выгоду. Достаточно отметить, что до тех пор, пока власть на палестинских территориях фактически расколота, любые усилия Абу Мазена обрести признание его «государственности» в ООН обречены на провал. Да и мысль о том, что израильские солдаты должны будут сражаться и погибать в Газе, чтобы отнять ее у ХАМАСа и отдать ФАТХу, вызывает сегодня не меньшее отвращение, чем два года назад.

Однако если израильская стратегия действительно состоит в том, чтобы «управлять конфликтом», а не планировать захват сектора Газы и ликвидацию ХАМАСа как минимум как вооруженной структуры, израильский кабинет, с премьер-министром во главе, должны проинформировать об этом народ и взять на себя ответственность. То же самое следует сделать, если в случае нового конфликта план состоит в установлении прямого израильского контроля в секторе Газы, со всеми вытекающими последствиями. Тогда, возможно, не придется потом выяснять отношения в преддверии очередного отчета государственного контролера.

Автор - журналист, политолог

новонет