Программа передач 19.09.2017

Дядя гея изгнан из Кнессета
Разбор полетов

Дядя гея изгнан из Кнессета

ЭКГ сенсор от  Planexta Inc. спасет миллионы человеческих жизней
Тема дня

ЭКГ сенсор от Planexta Inc. спасет миллионы человеческих жизней

и мальчики кровавые в глазах...
Злой Кыргыз

и мальчики кровавые в глазах...

Донбасс без сала - это не Донбасс
Тема дня

Донбасс без сала - это не Донбасс

Генерал полиции показал, кто в Иерусалиме "хозяин"
Тема дня

Генерал полиции показал, кто в Иерусалиме "хозяин"

Дочь "друга Путина": отец похитил мою дочь
Тема дня

Дочь "друга Путина": отец похитил мою дочь

ХАМАС остался без денег и без правительства
Тема дня

ХАМАС остался без денег и без правительства

Израиль строго предупреждает...
Тема дня

Израиль строго предупреждает...

Британцев террором не запугать
Тема дня

Британцев террором не запугать

Цирроз печени можно вылечить полностью
Здоровье не купишь

Цирроз печени можно вылечить полностью

Вернуться в Кабул

25-й годовщине ГКЧП.


   Предлагаю небольшую выдержку из моей книги «Вернуться в Кабул» - о том как были встречены события августа 1991 года в Москве немногочисленными советскими гражданами, еще находившимися в то время в командировке в Кабуле. 
Как показалось Панову, большинство работавших тогда в Кабуле советских граждан отнеслись к ГКЧП если и не с полным одобрением, то уж во всяком случае с пониманием, а некоторые даже с симпатией.


О том, что в Москве происходит что-то «не то» стало понятно сразу, едва по телевидению, трансляцию которого через спутниковую антенну советское посольство в Кабуле принимало круглосуточно и бесперебойно, начались бесконечные балетные танцы. Вскоре последовало и главное объявление: создан Государственный комитет по чрезвычайному положению. Сокращенно ГКЧП. 
- Вот здорово,- даже взмахнул от радости руками очередной корреспондент «Правды» Юрий Васильев, прибывший в Кабул накануне. 
Панов как раз находился на его вилле, расположенной впритык к посольскому городку. Васильева он знал давно, еще по совместной работе в родном Агентстве. Лет за десять до этого Юрий возглавлял бюро в одной из африканских стран. И слыл очень неплохим африканистом. Что занесло его в Афганистан, сказать трудно. Точнее, конечно же, ничего загадочного в этом не было. Как и многие другие журналисты, он просто устал от почти беспросветной нищеты начала 90-х, хотел поправить семейный бюджет. Да и было к тому моменту Юрию уже за пятьдесят лет. Так что, надо же когда-то, что называется, всерьез «показать себя», активно поработать в «горячей точке». 
Не вызывало сомнений, что Васильев был человеком крайне лояльным Советской власти и четко ориентировался на «незыблемость социалистических идей». Поэтому и его реакция на услышанное по телевидению была однозначной: «Отлично, так и надо…» 
- Это первый «реактивный снаряд», который разорвался сразу по моему приезду в Кабул,- радостно сказал он Панову.- А я, между прочим, вчера вечером, когда из Москвы вылетал, в «Шереметьево» внимательно смотрел новости по телевизору. Даже намека на возможность такого поворота событий не было… 
- Ну и что ты обо всем этом думаешь? 
- Я думаю однозначно, что со всеми этими «дермократами» давно надо было кончать. Совсем «дермократы» развалили страну. 
Юрий явно намеренно произнес слово «дермократы» два раза, с буквой «р» на конце первого слога, подчеркивая тем самым свое крайне негативное отношение к окружению Бориса Ельцина. 
- Что, к власти рвутся? 
- Еще как! Ельцина вперед продвигают. Чтобы потом воспользоваться заварухой и все разворовать. 
Васильев прибывал в отличном настроении. Его личные перспективы по пребыванию в Кабуле теперь казались ему самыми радужными. КПСС, как он был убежден, уверенно возвращается к власти. И корреспондент главной партийной газеты страны в Афганистане – это человек, с которым все будут считаться. Как было еще совсем недавно. Журналист из «Правды» за рубежом иной раз и посла мог «на место поставить», если понадобится. Ведь ЦК КПСС – организация покруче, чем МИД. Только, говорил Юрий, надо будет срочно очистить редакцию от всяких «приспособленцев», прогибающихся перед Ельциным и его окружением. Но теперь, как он уверял, все это произойдет уже очень и очень скоро. ГКЧП – это, дескать, серьезно. 
Надо сказать, что уверенность Васильева в посольском городке разделяли далеко не все. Хотя в основной массе его обитатели все-таки сходились во мнении, что решение о создании ГКЧП правильное, в стране давно необходимо навести порядок. 
Таким настроениям во многом способствовали письма родных, описывающих складывающуюся на Родине ситуацию, прежде всего из провинции, а также рассказы друзей, побывавших в Союзе в отпуске. Возвращавшиеся рассказывали, например, о сплошном дефиците почти что всего и советовали брать с собой в отпуск побольше блоков сигарет и банок тушенки. А двое технарей из числа уехавших в отпуск вообще не вернулись обратно в Кабул, поскольку, как стало позже известно, их семьи лишились всего и стали беженцами. Как при таком раскладе не поддержать ГКЧП?
Были в городке, естественно, и ярые сторонники Ельцина и его курса «на демократические перемены». Хотя и в меньшинстве. Те сразу же и однозначно заявили, что «революцию масс остановить нельзя», а потом, после окончания трансляции по телевидению бесконечного «Лебединого озера», с восторгом следили уже за такими же бесконечными заседаниями Верховного Совета РСФСР. 
- В Москве на улицах сейчас происходит братание солдат и народа,- высокопарно и восторженно сказал Панову молодой сотрудник бюро Агентства. 
Васильев, напротив, наблюдал за развитием событий мрачно. Кадры на телеэкране явно не вписывались в уже созданный в его воображении «новый мир», где победителями были такие же, как он, «простые люди – патриоты». Не вписывались они и в его решение стать, как корреспондент «Правды», заметной фигурой в советском посольстве в Кабуле. 
- Ты главное не высовывайся,- сказал Панову еще в первый день после начала трансляции балета хороший знакомый из отделения «Аэрофлота».- Ничего не сообщай в Москву. Вообще не передавай статей. Затихни на время. Еще не известно, чем все это «аукнется». 
Несколько позже Панов узнал, что заявленная поддержка ГКЧП действительно «аукнулась» крупными неприятностями довольно многим. В том числе некоторым зарубежным корреспондентам и даже руководству его родного Агентства. Уже через неделю в бюро пришла срочная телеграмма о том, что все члены Правления и главные редакторы, без исключения, увольняются с занимаемых должностей, а на их места назначаются новые люди. «Молодые, не имеющие отношения к советскому режиму». 
В телеграмме также указывалось, что новое руководство рассмотрит персонально дела всех зарубежных сотрудников и уже в самое ближайшее время сообщит, как сложится их судьба. 
- Едва тебя отстоял,- сказал в начале сентября Панову по телефону хороший знакомый работник из управления кадров. Это был уже немолодой человек, прошедший огромную жизненную школу. 
- Скажите, Константин Викторович,- а что была реальная опасность, что меня отзовут? 
- Еще какая! Хотели на твое место назначить другого. Я даже фамилию знаю. Из числа друзей нашего молодого руководства. Меня даже просили связаться с тобой и передать следующую фразу: «Вы, господин Панов, антинародный режим прославляли». А поэтому, дескать, и не стоит удивляться, что в Кабул работать едет другой человек. Ну, я поговорил с кем надо. «На верху» все-таки остались знакомые неглупые люди. Те позвонили в Агентство. В-общем удалось отстоять тебя и еще несколько человек. Так что пока трудись, а весной готовься принимать дела у завбюро. Работу на страны в Агентстве почти совсем сворачивают. В Афганистане закрываются все ваши журналы. Штат загранбюро сокращают. Теперь будем работать только как информационное агентство. Поэтому уже в марте в Кабуле останется только одна ставка – корреспондента. То есть твоя… 
- Было бы еще ничего, если бы только ваше бюро сокращали,- прокомментировал принесенную Пановым в посольство «пока приватную» новость Петренко.- По нашим данным очень скоро может последовать и сокращение советской военной помощи Афганистану. Или даже полное прекращение. И тогда, как говорится, уже точно, сливай воду…
- Ты думаешь, все настолько серьезно? 
- А что тут думать? Пойдем, Алеша, погуляем немного. 
Они прошли во двор посольства и отошли несколько поодаль от главного здания. 
- Информация только для твоего личного пользования,- зашептал Петренко.- Очень многим сейчас кажется, что к власти в Москве в том числе приходят и люди, выступающие за полный отказ от поддержки нынешнего кабульского режима. Как их называют «верные друзья США»…
- Что, их агенты? 
- Ну, так бы я говорить все-таки воздержался. Скажем так, друзья. Они точно сделают все для того, чтобы сдать Наджибуллу. Сливай воду, Леха. Недолго нам здесь сидеть осталось. 
- Ладно, посмотрим,- не очень-то поверил сказанному Панов…

новонет