Программа передач 28.05.2017

Русские и украинцы "оккупируют" Эстонию
Тема дня

Русские и украинцы "оккупируют" Эстонию

Депутаты спели песню про маму Туркменбаши!
Кадр решает все!

Депутаты спели песню про маму Туркменбаши!

Яков Кедми: Как организовать зоны безопасности в Сирии
Особая папка

Яков Кедми: Как организовать зоны безопасности в Сирии

Путин о деле Серебренникова: "Да дураки..."
Тема дня

Путин о деле Серебренникова: "Да дураки..."

Отчего "озверели" спецслужбы Украины?
Тема дня

Отчего "озверели" спецслужбы Украины?

Никогда не злите евреев!..
Университет

Никогда не злите евреев!..

Снижение цен на квартиры не нужно никому?
Тема дня

Снижение цен на квартиры не нужно никому?

Алишер Усманов не в курсе, что Шариков - положительный герой
Тема дня

Алишер Усманов не в курсе, что Шариков - положительный герой

Британские тюрьмы - школа терроризма
Тема дня

Британские тюрьмы - школа терроризма

Под Трампа серьезно копают
Тема дня

Под Трампа серьезно копают

Еврейское счастье или Пока мусульмане ненавидят друг друга...

Президент Ирана заявил недавно в интервью иранскому ТВ, что Запад пытается манипулировать разногласиями между суннитами и шиитами.

    И надо сказать, он прав на все сто процентов.  

На протяжении десятилетий западные лидеры демонстрировали полную растерянность, когда дело доходило ближневосточных реалий. Причина коренилась в непонимании исламского мира. Западные политики не в состоянии были провести различие между понятиями «мусульманин» и «араб». Они были не в состоянии осознать, почему арабы враждуют с иранцами. Ведь, по их логике, и те, и другие являются мусульманами. То, что персы совершенно иной народ, чем арабы, и что они говорят на фарси, а не на арабском, нисколько их не смущало.

Теперь, после появления «Исламского государства» и противоборства между Ираном и Саудовской Аравией западные лидеры начали осознавать, хотя весьма поверхностно и приближенно, пропасть, разделяющую мусульманский мир. Наконец-то, они осознали, что мусульманский мир далеко не однороден, и главный водораздел пролегает между суннитами и шиитами, притом, что сама гигантская масса суннитов также не монолитна и распадается на многочисленные направления. С опозданием, но уже достаточно отчетливо они поняли, что конфликт между шиитами и суннитами еще более непримиримый и интенсивный, чем между католиками и протестантами в христианстве и между ортодоксами и реформистами в иудаизме.

Так или иначе, осознание реалий исламского мира позволило западным лидерам сделать неизбежное логическое заключение: они могут использовать глубочайшие секторальные противоречия между мусульманами в свою пользу. Результатом такого вывода стала реал-политика, выражающаяся в попытках вбить еще больший клин между заклятыми врагами. В общей сложности с 11 сентября 2011 года на решение этой задачи были потрачены триллионы долларов.

Оплот шиитского ислама – Иран, форпост суннитов – Саудовская Аравия. Остальные мусульманские секты и течения по сравнению этими двумя ведущими конфессиями столь незначительны, что не играют, по сути дела, никакой роли в конфликте. Шииты составляют всего около 15% от мусульман мира, но, учитывая, что форпостом этого движения является Иран, ведущая держава региона, подавляющему суннитскому большинству из 85% не просто противостоять шиитской экспансии. Но и у суннитов есть свои козыри, и главный из них – ведущая и самая богатая страна арабского мира: Саудовская Аравия.

Эта битва гигантов началась не сегодня. Она продолжается веками и берет отсчет от смерти пророка Мухаммеда. В основе этого соперничества – спор, кто именно является подлинным наследником пророка. Обе стороны видят в себе его подлинными преемниками, а противоположную сторону считают еретиками, покушающимися на фундаментальные священные принципы ислама.

Сегодня борьба за региональную гегемонию между двумя державами исламского мира и их многочисленными союзниками идет на пяти фронтах: в Ираке, Сирии, Ливане, Йемене и Бахрейне. Тем не менее, сколь бы пестрой ни была коалиция и какие бы формы не приобретали враждебные союзы в зависимости от местной специфики, бремя противоборства несут, прежде всего, Тегеран и Эр-Риад.

Утверждение Рухани, что Запад пытается усилить раскол между враждующими лагерями, - попытка объединить враждующие секты. Будучи объеденным, мусульманский мир, по этой логике, может перейти в наступление против Запада и мобилизовать для этой цели весь свой потенциал.

В общей сложности мусульмане составляют 22% от 7-миллиардного населения земного шара: их число оценивается приблизительно в 1.6 миллиард. В статистических величинах Израиль на этом фоне выглядит как капля в море, которую гигантский исламский мир может поглотить, даже не заметив этого.

Численная мощь мусульман, без сомнения, вдохновляет Рухани. Однако его призыв к мусульманам всего мира объединить ряды предусматривает, что этот единый фронт возглавит именно шиитский Иран.

«В своей безграничности заносчивости США и их союзники стремятся усилить раздор между мусульманами. Единственный способ восстановить стабильность в регионе – это вернуть нам единство», - провозгласил президент Ирана.

И продолжил: «Сионистский режим – региональный оплот Америки и ее спесивой политики. Отсутствие единства и расхождения среди мусульман и деятельность террористических группировок отвлекают нас от главной, первоочередной задачи – освобождения Палестины».

Все эти призывы к единству не мешают Тегерану использовать все возможности, чтобы ослабить своих соперников. Несколько лет назад Иран организовал и субсидировал массовые беспорядки в Бахрейне, чтобы свергнуть правящую суннитскую династию. В ответ на эту подрывную деятельности саудиты ввели войска в маленькое княжество и спасли тем самым королевскую семью от неминуемого падения.

Подавление беспорядков саудовцами вызвало массовое возмущение шиитов Бахрейна. «Вы обращаетесь с шиитами хуже, чем с евреями», - гласил один из плакатов в толпе протестующих. Парадокс, что они правы…

В Бахрейне проживает крошечная еврейская община, располагающая синагогой и кладбищем. Несмотря на свою малочисленность, евреи Бахрейна гордятся своим вкладом в развитие княжества: община имеет своего представителя в парламенте, а Худа Нону занимала пост посла княжества в США с 2008 по 2013 год.

Нону, как мы видим, – не только представитель еврейской общины, но и женщина, что уж вообще совершенно не принято в арабских странах, тем более, столь консервативных, как княжества Персидского залива. Так что возмущенные демонстранты были правы: к евреям в Бахрейне, действительно, относятся лучше, чем к шиитам.

Мечта Рухани объединить исламский мир под одними знаменами, причем знаменами шиитского Ирана, остается мечтой. Несбыточной мечтой.

Вековая ненависть между двумя ведущими течениями мусульманского мира куда более глубинная и смертоносная, чем текущая враждебность к Израилю и Западу.

Не проходит и дня, чтобы сунниты не убивали шиитов, а шииты – суннитов. Они убивают друг друга без всякой пощады: даже во время молитвы и паломничества. Шииты взрывают мечети, полные сунниты, сунниты отвечают им тем же, и обе стороны чувствуют как свою правоту, так и полную безнаказанность.

Не так давно я спросил египетского таксиста – суннита, везшего меня в аэропорт Джона Кеннеди в Нью-Йорке - кого он ненавидит больше: евреев или шиитов? Он ответил, не раздумывая: «Это глупый вопрос. Конечно же, я ненавижу шиитов больше, чем евреев. Это очевидно».

Мика Халперин/Джерузалем пост — Новости недели

Перевод Давида Маркова

 

 

новонет