Программа передач 17.10.2017

"Кризисный спецназ" израильской полиции
Тема дня

"Кризисный спецназ" израильской полиции

Культурный шок:  Израиль - это не только фалафель!
Культурный шок

Культурный шок: Израиль - это не только фалафель!

Израильские ВВС встретили сергея Шойгу "салютом"
Тема дня

Израильские ВВС встретили сергея Шойгу "салютом"

Израильский врач: Дмитрия Марьянова можно было спасти
Тема дня

Израильский врач: Дмитрия Марьянова можно было спасти

Пора готовиться к России без Путина
Тема дня

Пора готовиться к России без Путина

Иранская ария Дональда Трампа
Тема дня

Иранская ария Дональда Трампа

Я.Кедми: что мы ждем от визита Сергея Шойгу в Израиль
Особая папка

Я.Кедми: что мы ждем от визита Сергея Шойгу в Израиль

Кто лучше: "грязная негритянка" или "русская проститутка"‎?
Разбор полетов

Кто лучше: "грязная негритянка" или "русская проститутка"‎?

Президент Трамп: обещать - не значит сделать
Разбор полетов

Президент Трамп: обещать - не значит сделать

Выборы в Германии: кто же победил?
Тема дня

Выборы в Германии: кто же победил?

15 лет «Кровавому Песаху»

15 лет назад, 27 марта 2002 года, около 250 человек собрались в банкетном зале «Парк» в Нетании, чтобы отпраздновать пасхальный седер.

   Арик Эльман, политолог/специально для газеты "Эхо" /Израиль/

Несмотря на то, что «вторая интифада» уже была в разгаре – только за 26 дней марта палестинцы совершили более двадцати терактов, унесших жизни около 100 израильтян – жителям центра Израиля было трудно привыкнуть к мысли о том, что и они, а не только жители Иерусалима и еврейских поселений на территориях, стали мишенью террористов-самоубийц.

Участники седера в гостинице «Парк», многим из которых возраст и болезни не позволяли подготовить праздничный стол дома, вряд ли беспокоились мыслями о собственной безопасности и уж конечно не подозревали, что для тридцати из них этот Песах станет последним.

Оглядываясь назад, нельзя не ужасаться тому, с какой легкостью (несмотря на уже начавшиеся на территориях 5 марта расширенные военные операции) лидер террористов Хамаса в Тулькареме Аббас аль-Саид смог спланировать и осуществить теракт, вошедший в историю как «Пасхальная резня». Аль-Саид не только культивировал кадры будущих «шахидов», из которых был мобилизован убийца стариков в Нетании Абдель Басет Уда, не только располагал мастерской по изготовлению бомб – он еще и планировал применить против израильтян химическое оружие, и его замысел применить в гостинице «Парк» цианид не был реализован исключительно по техническим причинам. Более того – сам Абдель Басет Уда, принадлежность которого к Хамасу была известна израильским спецслужбам задолго до теракта, разгуливал на свободе и даже успел нелегально поработать в Нетании. Именно поэтому он и приехал туда после того, как несколько часов со своим «шофером» катался по Герцлии и Тель-Авиву в поисках достаточного числа жертв.

Главной причиной, по которой палестинцам было так легко убивать евреев в 2002 году, были, разумеется, соглашения Осло, и особенно – «Осло 2», подписанный 28 сентября 1995 года и превративший палестинские города в зоны, закрытые для израильской армии и служб безопасности. Иллюзию, будто палестинские вооруженные структуры, направляемые Ясером Арафатом, будут решительно искоренять терроризм, разделяли далеко не все, однако практически – несмотря на активизацию террора практически сразу после реализации «Осло 2» - Израиль продолжал соблюдать фактический суверенитет «зоны А», где к тому времени усилиями ООП была почти полностью уничтожена существовавшая в годы первой интифады сеть израильских информаторов и коллаборационистов. Без всяких физических преград между палестинскими территориями и городами центра Израиля, без эффективно организованной системы воздушного наблюдения с помощью БПЛА, связанные обязательствами уважать территориальную неприкосновенность центров Палестинской Автономии, израильские силы безопасности никак не могли выполнить хвастливые обещания своих руководителей во время подписания соглашений Осло – Яакова Пери, Карми Гилона, Амнона Шахака, и Эхуда Барака, того самого, который в бытность начальником Генштаба предупреждал о том, что «договор полон дыр, как швейцарский сыр», однако не посчитал нужным предупредить об этом израильскую общественность и не подал в отставку в знак протеста. В одну из этих дыр, как крыса, и пролез Абдель Басет Уда.

Разумеется, когда в сентябре 2000 года Арафат решил, что пришло время спустить террористов с поводка, и особенно с начала массового кровопролития в 2001 году, Израиль начал работу над ошибками. Однако воссоздать систему контроля над территориями оказалось гораздо сложнее, чем разрушить ее, тем более что через плечо все время заглядывал «старший брат» - Соединенные Штаты.

После восьми лет Обамы израильтяне склонны иногда думать о президентстве Джорджа Буша-младшего как о периоде сплошной гармонии в двусторонних отношениях. Период этот на самом деле начался после решения Ариэля Шарона об одностороннем «размежевании» в секторе Газы и продолжился с победой Эхуда Ольмерта на выборах в 2006 году на фоне надежд самого Буша, Колина Пауэлла и Кондолизы Райс компенсировать историческим урегулированием палестино-израильского конфликта катастрофу, которую принесло Ближнему Востоку американское вторжение в Ирак. А в первые годы президентства Буша позиция США в отношении Израиля была скорее холодной, нежели дружеской, и главным приоритетом администрации было сохранение режима Арафата во что бы то ни стало (Буш «купился» на палестинскую байку о том, что антитеррористические меры Израиля могут привести к падению власти ООП в автономии и «крушению» соглашений Осло). Поэтому, когда 1 июня 2001 года Хамас залил тель-авивскую набережную кровью 20 подростков-репатриантов, США вынудили премьер-министра Ариэля Шарона отказаться от возмездия. Даже после кошмара 11 сентября, планируя кампанию против Аль-Каеды в Афганистане, американцы требовали от Израиля «сдержанности», дабы способствовать укреплению сколачиваемой ими антитеррористической коалиции умеренных арабских режимов и европейских стран.

5 марта, за три недели до теракта в гостинице «Парк», реагируя на действия Израиля в Иудее и Самарии, госсекретарь США Колин Пауэлл потребовал от Шарона «серьезно пересмотреть свою политику», заявив, что «если ты объявляешь палестинцам войну и думаешь, что можно решить проблему, поняв, сколько палестинцев можно убить, вряд ли это тебя куда-нибудь приведет». Пауэлл или не понимал, или хорошо делал вид, будто не понимает, что палестинцы уже «объявили войну» Израилю – если, конечно, массовые убийства мирных граждан можно считать «войной», а не, скажем, геноцидом.

Теракт в гостинице «Парк», который довел число убитых в марте 2002 года израильтян до 135, стал в этом смысле переломным. Израильское правительство национального единства, в котором партия «Авода» контролировала министерства обороны и иностранных дел, приняло рекомендации начальника Генштаба Шауля Мофаза, начав операцию «Защитная стена», в ходе которой было покончено с иммунитетом Палестинской автономии и началось восстановление структуры израильского контроля за происходящим в Иудее и Самарии, которому способствовало и начавшееся в апреле того же года строительство «забора безопасности», осложнившего террористам путь в городские центры приморской равнины Израиля.

Террор ножей, камней и автомашин последних полутора лет, ракеты и туннели Хамаса на юге, постоянная угроза Хизбаллы на севере – никто не может утверждать, что жить в нашей стране спокойно и безопасно. Однако все относительно, и тот уровень безопасности, который мы сегодня воспринимаем уже как должное, восстанавливался годами ценой сотен жизней и миллиардных средств. И начался этот болезненный процесс протрезвления 15 лет назад, в залитом кровью невинных жертв банкетном зале гостиницы «Парк». Мы можем считать, что они погибли не зря – вряд ли их близким и родным от этого легче.

новонет