Программа передач 23.11.2017

Лев Авенайс: Руби, ты прав!
Тема дня

Лев Авенайс: Руби, ты прав!

Ася Энтова: Руби, ты не прав!
Тема дня

Ася Энтова: Руби, ты не прав!

Путин ставит "шах" и "мат"
Тема дня

Путин ставит "шах" и "мат"

Кормление зверей
Кадр решает все!

Кормление зверей

Как получить испанское гражданство?
Тема дня

Как получить испанское гражданство?

Я.Кедми: Большевики спасли Россиию в 1917 году
Особая папка

Я.Кедми: Большевики спасли Россиию в 1917 году

Что помешало К.Райкину в Одессе ответить на вопрос о Крыме?
Тема дня

Что помешало К.Райкину в Одессе ответить на вопрос о Крыме?

Кто же подставил солдата Элиора Азарию?
Тема дня

Кто же подставил солдата Элиора Азарию?

Чего испугался Константин Райкин в Одессе?
Тема дня

Чего испугался Константин Райкин в Одессе?

Хватит ассоциировать Донецк с уголовщиной
Сказано на Iton.TV

Хватит ассоциировать Донецк с уголовщиной

Бум меняться?

   Цви Зильбер - Редактор и ведущий радио Кан-РЭКА/Специально для газеты «Эхо»

24 августа ушел в отставку Лиор Лотан, ответственный за возвращение пленных и пропавших без вести. Этот человек был назначен главой правительства и всегда имел к нему прямой доступ, но ушел, не предоставив убедительных объяснений. Дескать, исчерпал себя, устал от бесперспективности и беспросветности процесса, не видит выход из тупика.

Уход Лотана, разумеется, вызвал гневную реакцию семьи Гольдин. На срочно созванной пресс-конференции они заявили, что Лотан был для них прямым адресом во всех их страхах и сомнениях. Биньямину Нетаниягу пойди дозвонись, а Лотан был всегда доступен. Он позволял им выговориться. Подставлял жилетку. Семьям Адара Гольдина и Орона Шауля, да будет благословенна их память, очень нелегко. Семьи хотят предать тела земле, чтобы поставить точку в этих хождениях по мукам.

Думаете, Лотан с самого начала не понимал, что порученная ему задача невыполнима? Mission impossible? Если нет, то он просто наивный чудак, который оказался не на своем месте. Лотан постоянно летал в Каир, встречался с разными дельцами и посредниками, предлагая ХАМАСу различные экономические варианты – послабление блокады, открытие КПП и т.п. Верил ли он в успех? Ведь ХАМАС понимает, что Израиль готов заплатить любые деньги. ХАМАС деньги не интересуют. ХАМАС хочет обменять тела бойцов ЦАХАЛа, а заодно и двух мальчишек с психическими заболеваниями, бедуина и «эфиопа», которые сами перелезли через стену и угодили бандитам в лапы, на победу. Освобождение заключенных – это только одна из ее форм. Открытие КПП победой не является, а вот освобождение сотен террористов – несомненно. Это победа ХАМАСа и поражение Израиля.

«Бум меняться?» - спрашивала бандитская мразь с ножом за пазухой, чей образ столь гениально изобразил великий лицедей Аркадий Райкин. Обмен в стиле «Гилада Шалита» - это единственный план, приемлемый для ХАМАСа. И абсолютно неприемлемый для нас.

Может быть, я сейчас скажу очень циничную вещь. На мой взгляд, переговоры с ХАМАСом (разумеется, косвенные, через всяких турецких, египетских и катарских посредников) должны вестись перманентно. Удерживание двух тел погибших и двоих парней с психическими расстройствами (которые не воспринимают адекватно свою ситуацию) гасят мотивацию ХАМАСа к захвату новых заложников. Конечно, если какой-нибудь разява сам попадется, они его возьмут. Но проводить операции с подкопами в стиле «Гилад Шалит» они не будут. Тем более, что ХАМАСу понятно, что с нынешним министром обороны Израиля лучше не связываться. Он пустыри не обстреливает. А ракета с дрона может прилететь прямо в голову.

Кстати, министр обороны. Он голосовал против сделки Гилада Шалита. Он и сегодня придерживается той же позиции. Последствия той сделки были катастрофическими. «Нельзя повторять ошибки сделки по Шалиту, - говорит Авигдор Либерман. – Мы освободили 1027 террористов, среди которых убийцы и организаторы терактов. Включая Махмуда Кавасме, отпущенного в Газу, который организовал и оплатил похищение троих наших мальчиков (их убийство стало триггером операции Нерушимая скала – Ц.З.). Среди них был и Яхья Санвар, который сегодня возглавляет ХАМАС в Газе. 202 террориста, обменянных на Гилада Шалита, были вновь арестованы за террористическую деятельность».

По неофициальной статистике, которую ведут израильские СМИ, от рук бандитов, освобожденных в октябре 2011 года, когда глава правительства Биньямин Нетаниягу сказал Гиладу Шалиту «Ты герой», погибло семеро израильтян, десятки получили ранения. Сотни бандитов сразу после освобождения вернулись к террористической деятельности. В кругах, приближенных к министру обороны, говорят со всей уверенностью: сделки «Гилад Шалит 2» не будет.

На такие заявления весьма резко отреагировала семья Гольдин, и их чувства можно понять. Они даже перешли к прямым оскорблениям в адрес министра обороны, понимая, что по морально-этическим соображениям министр не станет им отвечать. Но может ли политика безопасности государства строиться на чувствах нескольких семей? Могут ли вообще чувства и эмоции браться в расчет, когда речь идет об интересах безопасности.

«Мы никогда не требовали освобождения террористов в обмен на тела», - говорит Симха Гольдин. Он отмечает, что семья требует от правительства более жесткого давления на ХАМАС. Например, ужесточения условий содержания террористов в израильских тюрьмах, отменить свидания и т.п. «Этот летний лагерь для террористов пора прекратить», - говорит Симха Гольдин. И с ним трудно не согласиться.

Но, как я уже сказал, семья Гольдин выдает желаемое за действительное. Выбор ХАМАСа - между победой и поражением – очевиден. Возвращение тел и пленных в обмен на отмену ужесточения режима в тюрьмах – это явное поражение ХАМАСа и победа Израиля. А вот сделка «Шалит 2» - это победа ХАМАСа и поражение Израиля. Выводы очевидны.

Еще семья Гольдин требовала включить пункт о возвращении тел в соглашение о нормализации отношений с Турцией. Авигдор Либерман выступил против этого соглашения, за что вновь получил гневную реакцию семьи. Сделку заключили, а тело погибшего так и не вернулось. Мы не можем требовать от турок то, чего у них нет.

Конечно, остается еще одна альтернатива. Это силовое решение с полной оккупацией сектора. Из жалости и сострадания к семьям идти на такой шаг, который будет стоить нам десятки, если не сотни жизней наших солдат, тоже невозможно.

Я думаю, что сделки «Шалит 2» не будет. Прошло 6 лет, в течение которых мы расхлебывали последствия того обмена, и атмосфера в обществе изменилась. Многие наши юноши и девушки, отправляясь на срочную службу, подписывают заявление о том, что если они попадут в плен, то просят не обменивать на них террористов. Мы понимаем, что с каждым разом аппетиты ХАМАСа будут расти. Последний раунд встреч при посредничестве Мухаммеда Дахлана в Каире закончился в начале июля, и террористы уже назвали цену. Как было опубликовано в ливанской газете «аль-Ахбар», ХАМАС требует освободить из тюрем всех женщин и несовершеннолетних, арестованных за террористическую деятельность, а также 58 террористов, которые были освобождены в 2011 году, но потом вновь оказались за решеткой. В обмен на это ХАМАС готов предоставить ИНФОРМАЦИЮ о телах Адара Гольдина и Орона Шауля, а также об Авре Менгисту и Хишаме ас-Сайде. После этого ХАМАС готов начать переговоры об обмене, за который будет объявлена отдельная цена. То есть, ХАМАС хочет не одну, а две победы.

И, наконец, позиция правительства. С поразительной легкостью мы отправляем в мусорную корзину рекомендации авторитетных комиссий, которые мы сами и назначаем. Есть выводы комиссии Винограда, есть выводы комиссии Шамгара, устанавливающие рамки будущих обменов с террористами. Авигдор Либерман лоббировал принятие закона, основывающегося на этих выводах (за что также снискал гнев семьи Гольдин, которая заявила, что министр обороны пытается связать руки правительству). Был еще законопроект генерала запаса Эльазара Штерна, который тоже услышал немало оскорблений от Гольдиных. И тоже не стал отвечать. Но законопроект отправился под сукно, где лежат, кстати, и выводы вышеуказанных комиссий.

«Бум меняться?» - спрашивает с ухмылкой бандитская морда. «Бум?»

 

новонет