Программа передач 20.09.2017

Хамас принуждают к миру с Израилем
Особая папка

Хамас принуждают к миру с Израилем

Дядя гея изгнан из Кнессета
Разбор полетов

Дядя гея изгнан из Кнессета

ЭКГ сенсор от  Planexta Inc. спасет миллионы человеческих жизней
Тема дня

ЭКГ сенсор от Planexta Inc. спасет миллионы человеческих жизней

и мальчики кровавые в глазах...
Злой Кыргыз

и мальчики кровавые в глазах...

Донбасс без сала - это не Донбасс
Тема дня

Донбасс без сала - это не Донбасс

Генерал полиции показал, кто в Иерусалиме "хозяин"
Тема дня

Генерал полиции показал, кто в Иерусалиме "хозяин"

Дочь "друга Путина": отец похитил мою дочь
Тема дня

Дочь "друга Путина": отец похитил мою дочь

ХАМАС остался без денег и без правительства
Тема дня

ХАМАС остался без денег и без правительства

Израиль строго предупреждает...
Тема дня

Израиль строго предупреждает...

Британцев террором не запугать
Тема дня

Британцев террором не запугать

Европа продала ядерную безопасность в обмен на иранские деньги!

 Арик Эльман - политолог/специально для газеты "Эхо"

На фоне израильских внутренних скандалов, конфликтов президента Трампа с собственной партией и его сделки с демократами в Конгрессе, и постоянных провокаций режима Северной Кореи, как-то незамеченно прошло заявление посла США в ООН Никки Хейли о том, что отказ Ирана допустить международных инспекторов на свои военные объекты свидетельствует о том, что Тегеран не соблюдает условия ядерной сделки 2015 года.

Напомним вкратце, о чем идет речь. По условиям договора, заключенного между Ираном и группой держав «5+1» (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) под названием «Совместный всеобъемлющий план действий» и подписанного 14 июля 2015 года, Иран взял на себя обязательство допускать инспекторов Международного Агентства по Атомной Энергии (МАГАТЭ) на любые объекты на своей территории, включая военные, если у них есть подозрения о том, что на этих объектах ведутся какие-либо работы, связанные с ядерной программой. На бумаге, речь идет о беспрецедентной готовности террористической антисемитской шиитской теократии открыть ворота международным наблюдателям, и именно об этом трезвонили перед подписанием соглашения пропагандисты его главного инициатора – Барака Обамы. Скептики вроде премьер-министра Биньямина Нетаниягу (равно как и все здравомыслящие наблюдатели на планете) утверждали, что если какое-либо иранское обязательство полностью противоречит характеру тегеранского режима, оно просто не будет выполнено.

Действительность оказалась еще более циничной, чем предполагали противники ядерной сделки. Как и любое другое агентство ООН, МАГАТЭ не действует независимо, в политическом вакууме. Оно подвержено влиянию стран-членов ООН, в первую очередь - государств, развивающих ядерную энергию, среди которых Соединенные Штаты играют важную, но не абсолютную роль. Поскольку ядерная сделка с Ираном открыла новые горизонты для бизнеса – в первую очередь европейского, однако также и российского и китайского – решительные действия МАГАТЭ в поисках новых секретных ядерных объектов стали крайне невыгодны очень многим.

В результате руководство МАГАТЭ приняло решение, которое ему наверняка кажется очень хитрым – вместо того, чтобы вступать в конфликты с Ираном относительно доступа на военные объекты и рисковать подрывом «исторического» соглашения с Исламской Республикой, инспекторы ООН просто объявили, что никаких разработок, связанных с ядерной программой, на иранских военных объектах нет. Когда Никки Хейли на переговорах в МАГАТЭ указала, что в Иране есть целый ряд подозрительных объектов на военных базах и базах Корпуса стражей исламской революции, где не ступала нога инспектора ООН, чиновники МАГАТЭ в ответ потребовали «доказательств». Поскольку право решать, что считать «доказательством» принадлежит МАГАТЭ, и поскольку эти доказательства МАГАТЭ должно по условиям соглашения предъявить иранцам для получения их согласия на проверку, нетрудно представить себе, насколько такой процесс может быть бюрократически заторможен и каким опасным он может быть для источников информации американской и израильской разведок.

Один из представителей МАГАТЭ договорился до того, что в интервью агентству Рейтер объявил, что «мы не отправимся на такой военный объект, как, например, Парчин, только чтобы послать политический сигнал». Напомним – Парчин, в 30 километрах от Тегерана, является центром разработок иранских баллистических ракет, и до 2015 года постоянно находился в списке объектов, подозреваемых в участии в иранской ядерной программе. Логично – ядерное оружие имеет смысл только тогда, когда оно снабжено эффективными средствами доставки, а миниатюризация боеголовки для размещении на ракете – задача и сегодня куда более нетривиальная, чем производство самой атомной бомбы. Генсек МАГАТЭ Юкио Амано посетил Парчин 20 сентября 2015 года, и через десять дней после этого иранцы объявили базу «закрытой для международных инспекций навсегда».

Такое поведение исламистской диктатуры, ведущей кампанию экспансии и террора по всему Ближнему Востоку и угрожающей геноцидом Израилю, должно было бы в теории вызвать у МАГАТЭ стремление продемонстрировать иранцам, что никаких закрытых для инспекции зон в Иране не будет. Вместо этого МАГАТЭ объявило, что никаких проблем в Парчине нет, и больше к этой теме не возвращалось.

В результате на сегодняший день, как и предупреждали противники сделки, ситуация в Иране обстоит так: на «гражданских» ядерных объектах Ирана, известных Западу и МАГАТЭ на момент подписания соглашения, действительно работают камеры, там бывают инспекторы, и оттуда идут оптимистические отчеты о том, как здорово Иран соблюдает свои обязательства. Что происходит на иранских военных объектах, создаются ли новые элементы ядерной программы под эгидой КСИР – об этом МАГАТЭ не только не знает, оно даже не желает об этом знать. Интересы, стоящие за стремлением сохранить видимость соблюдения соглашения, настолько велики, что даже требования США, не говоря уже о такой мелочи, как безопасность Израиля, не в состоянии сдвинуть дело с мертвой точки. Разумеется, когда США и Израиль добудут совершенно однозначные свидетельства того, что иранская ядерная программа жива и развивается под военным прикрытием, ни МАГАТЭ, ни новые бизнес-партнеры Ирана в Европе и России не смогут их проигнорировать, однако тогда может быть уже слишком поздно.

новонет