Программа передач 19.10.2018

А.Шмулевич: Претензии казаков - это предупреждение Кадырову
Тема дня

А.Шмулевич: Претензии казаков - это предупреждение Кадырову

Цви Маген: Израиль не решится начать войну в Газе
Тема дня

Цви Маген: Израиль не решится начать войну в Газе

Скрытая и явная русофобия президента Назарбаева
Тема дня

Скрытая и явная русофобия президента Назарбаева

Марш неонацистов в столице Украины
Тема дня

Марш неонацистов в столице Украины

Израиль готовится к войне?
Тема дня

Израиль готовится к войне?

Я.Кедми: США никогда не пойдут на военное столкновение с Россией
Особая папка

Я.Кедми: США никогда не пойдут на военное столкновение с Россией

Москва пыталась спасти Джулиана Ассанжа
Тема дня

Москва пыталась спасти Джулиана Ассанжа

Виновен, или не виновен Роман Задоров?
Тема дня

Виновен, или не виновен Роман Задоров?

Рига: День освобождения, или день начала оккупации?
Тема дня

Рига: День освобождения, или день начала оккупации?

А.Шмулевич: Кремлевские пироманы поджигают Кавказ
Тема дня

А.Шмулевич: Кремлевские пироманы поджигают Кавказ

Как шмонали Лужкова

ЭТО ИЗРАИЛЬ, ДРУГ!

   Злой Кыргыз Александр Ронкин
Это абсолютно реальная история. И я услышал ее лично от одного из непосредственных участников событий.

Пояснение для неизраильтян.
Израильские секьюрити в аэропорту Бен-Гурион давно уже стали «притчей во языцах». И грубые они, дескать, и беспардонные, и вопросы странные задают, не имеющие отношения к делу, и держат людей в «обезъянниках» сутками, и не пускают гостей в Израиль без всякой видимой причины.
Паралельно с этим, после каждого теракта в каком-нибудь аэропорту мира, изральский «битахон» (служба безопасности на иврите) тут же приводят в пример, а наших спецов приглашают обучать коллег во все страны мира.
Но мало кто знает, что во многом израильские битахонщики еще и потому такие «беспредельщики», что они не подчиняются практически никому. Ни полиции в аэропорту, ни аэропортовскому начальству, ни министрам, ни депутатам Кнессета, а только одному Министру внутренней безопасности. Вот.
Итак, случилась эта история много лет тому назад, когда Юрий Лужков еще был мэром Москвы. В те времена зародилась инициатива сделать Тель-Авив и Москву городами-«побратимами».
И вот однажды, когда, казалось бы, уже все было на мази, и до подписания соглашения о побратимстве уже оставалось рукой подать, прилетел Лужков с друзьями в Израиль с неофициальным визитом. Отдохнуть, развеяться, знакомых проведать.
 
Ну, и по дороге домой, в аэропорту Бен-Гурион столкнулся Юрий Михайлович с легендарным израильским битахоном. Необходимо отметить, что это была суббота, т.е. шабат – день, когда значительная часть израильских чиновников не просто отдыхает, а еще и отключает телефоны, не подходит к компьютерам и не смотрит телевизор.
И вот шагает Юра без очереди на регистрацию, и тут дорогу ему преграждает маленькая симпатичная девочка в униформе. Лужков-то и сам «метр со своей знаменитой кепкой», а девочка и того меньше. И весу живого в ней киллограмм 35... Короче, несолидно выглядит.

Мило улыбаясь, она просит у Лужкова и его сопровождающих паспорта и начинает задавать Лужкову вопросы.
Доходит очередь и до традиционного, закомого всем авиапассажирам вопроса: - Вы сами упаковывали свой багаж?
Юрий Михайлович снисходительно смотрит на девочку, которая его не узнала, (но так она ж израильтянка, российское ТВ не смотрит, ничего не понимает, что с нее возьмешь), и гордо произносит следующую фразу: - Мэр Москвы сам свои чемоданы не упаковывает!..
Странным образом эта фраза не производит на девочку магического действия, она не бледнеет и не вытягивается по стойке смирно. Более того, она даже и не думает возвращать Лужкову паспорт. Вместо это она вдруг со странной серьезностью говорит: - Понятно. Значит, не сами...

Девочка на пару минут куда-то уходит, а потом возвращается в сопровождении двух молодых ребят, очевидно, старших по смене, которые предлагают Лужкову пройти с ними.
Заводят они г-на Мэра в специальный закуток, и там начинают, извините за сленг , "трахать по полной". Т.е. начинается обыск. А поскольку Юрий Михайлович не может толком ответить на вопросы о том, что за вещи у него в чемоданах, где и кем куплены, кто и чего ему передал, и кто и чего ему подарил, то «шмон» идет по расширенной программе – вплоть до, как говорится, прощупывания «швов на семейных трусах»...
В это время сопровождавшие Лужкова российские товарищи начинают истерически названивать в российское посольство, а провожающие Мэра израильтяне пытаются мирно договорится с старшими смены битахона. Уважаемые дядьки в возрасте (с положением и должностями) пытаются уломать или застращать мальчиков в униформе, пугая их увольнением и другими страшными карами. Но надо знать психологию израильской молодежи, особенно при исполнении. Они всегда дружелюбны и улыбчивы, но только попробуй на них надавить...

Тогда провожающие начинают звонить по начальству – в мэрию Тель-Авива, знакомым депутатам Кнессета, другим влиятельным лицам... Результат, как вы уже догадались – нулевой... Депутаты в этом случае ни хрена не могут, а те, кто может помочь – поотключали телефоны. Шабат.
Так проходит четыре часа. Четыре часа (!) мэр Москвы(!) сидит в израильском обезъяннике после «унизительного» обыска и отвечает на «дурацкие» вопросы службы безопасности аэропорта.
Только через четыре часа удалось найти того чиновника, который имел право отдавать распоряжения «битахонщикам». Чиновник был вынужден лично приехать в Бен-Гурион и освободить высокого гостя.
Он высказал свое сожаление по поводу произошедшего, но когда кто-то из сопровождающих мэра потребовал, чтобы «эти мерзкие и беспардонные охранники - кто они вообще такие!!!» извинились, чиновник только удивленно покачал головой и сказал: - Нет шансов...
Вообщем, на следующий день разразился скандал. Причем скандалил не сам Юрий Михайлович, а его товарищи из России (имена известны – но не о них речь). Идея о городах-«побратимах» была похоронена.
P.S. Надо отдать должное г-ну Лужкову. Немного остыв, он лично позвонил мэру Тель-Авива и сказал ему: - Я, конечно же, был не прав. Передайте мои извинения службе безопасности. Они молодцы...
Это Израиль, друг!