Программа передач 20.03.2019

Назарбаев подал пример Путину?
Тема дня

Назарбаев подал пример Путину?

Светский человек в религиозном государстве
none

Светский человек в религиозном государстве

Почему Израиль не ликвидирует Хамас в Газе?
Тема дня

Почему Израиль не ликвидирует Хамас в Газе?

Наши люди будут жить достойно. Деньги на это есть
Тема дня

Наши люди будут жить достойно. Деньги на это есть

Крымнаш спустя пять лет
Тема дня

Крымнаш спустя пять лет

Порошенко закидает Россию ракетами
Тема дня

Порошенко закидает Россию ракетами

Африканские приключения «повара Путина»
Тема дня

Африканские приключения «повара Путина»

Париж пылает, но не сдается
Тема дня

Париж пылает, но не сдается

"Европейская Аль-Каида" вступила в бой с исламом
Тема дня

"Европейская Аль-Каида" вступила в бой с исламом

А.Фридман - человек, бросивший вызов Дональду Трампу
Тема дня

А.Фридман - человек, бросивший вызов Дональду Трампу

Трамп, как "новый еврей"

Убийца вопил «все евреи должны умереть», не делая разницы между либеральными и консервативными евреями

   Арик ЭЛЬМАН, специально для газеты "Эхо" (Израиль)

Казалось бы, массовое убийство евреев в синагоге в тихом еврейском районе Питтсбурга должно было бы стать катализатором единства в противостоянии антисемитизму во всех его проявлениях, как среди евреев США, так и между диаспорой и Израилем. Если такие надежды были, они разбились очень быстро.

Кровь невинных жертв неонациста Роберта Боуэрса еще не успела остыть, а в Твиттере американские и израильские левые активисты и журналисты уже нашли виноватых – прежде всего президента Трампа, а затем и всех тех евреев, в Израиле и США, которые осмеливаются его поддерживать. То, что Боуэрс, патологический антисемит, распинался в своей любимой социальной сети Gab о «предателе Трампе, находящемся под контролем евреев и Израиля», роли не играло. Журналистка русско-еврейского происхождения Юлия Йоффе, в прошлом уволенная за оскорбительный пост сексуального характера в адрес Трампа и его дочери, решила обратиться к евреям США: «Этот президент делает такое возможным – здесь, где вы живете. Я надеюсь, что перенос посольства там, где вы не живете, стоил того».

Йоффе довела общий тон ее среды до абсурда, однако тезис о том, что массовое убийство евреев было каким-то образом вдохновлено президентом, был воспринят широкими слоями американских либералов как нечто само собой разумеющееся. Впрочем, не только американских. Постоянный автор газеты «Хаарец», аналитик-американист Хеми Шалев объявил в Твиттере, а затем развил в целую статью, что «в глазах американских евреев мировоззрение Трампа и Нетаниягу гораздо ближе к точке зрения нациста-убийцы, чем к ценностям евреев, хладнокровно убитых в священном доме молитвы».

По словам Шалева, «евреи в Питтсбурге подверглись нападению из-за идентификации их не с Израилем, а с организацией ХИАС и всеми теми ценностями, которые презирает правый Израиль». Однако убийца вопил «все евреи должны умереть», не делая разницы между либеральными и консервативными евреями, и из всех символов ненавистного ему «либерализма» он выбрал именно случайную группу евреев в синагоге.

Организация ХИАС, деятельность которой стала психологическим триггером в мозгу убийцы из Питтсбурга, с начала 2000-х годов переориентировалась с помощи еврейским иммигрантам на решение «глобальных» задач – помощи беженцам и мигрантам из разных стран в Америке и за ее пределами и лоббирования их интересов в Вашингтоне. Дошло до того, что организация даже сменила название – если раньше аббревиатура ХИАС расшифровывалась как «Общество помощи еврейским иммигрантам», то теперь ее перестали расшифровывать, потому что, по словам президента организации Марка Хетфилда, «слово «еврейский» дышит обособленностью и явно устарело».

Демонстрируя, что еврейская обособленность мешает ХИАС не только в Америке, организация постоянно и резко критикует Израиль за нежелание предоставить легальный статус десяткам тысяч африканских мигрантов и спонсирует программы подготовки адвокатов для борьбы за права этих мигрантов в израильских структурах.

Разумеется, ХИАС с самого начала каденции Трампа была в первых рядах борьбы против его усилий ограничить иммиграцию из стран Третьего мира, и этим наверняка привлекла к себе внимание Роберта Боуэрса. Однако Боуэрс нашел себе жертв не в офисе ХИАС – для него, как для погромщиков на Украине после революции, как для палестинских и мусульманских террористов сегодня, любой еврей – годная цель, убийство которого – вполне логичный ответ на «преступления» совершенно других евреев против его бешеной идеологии.

И тут, пожалуй, скрыта суть дела. У американских нацистов есть своя идеология, и даже если она в чем-то перекликается с реальными проблемами, беспокоящими тех, кто голосовал в 2016 году за Трампа, они совершенно по-иному видят причины этих проблем и пути их решения. Говоря

израильскими аналогиями, большинство участников демонстраций против соглашений Осло в середине 90-х годов полагали, что политика правительства Рабина чревата катастрофой, но в отличие от Игаля Амира, они не считали Рабина предателем и даже подумать не могли, что решением проблемы являются не выборы, а убийство премьера.

То, что американский президент и его сторонники не имеют ничего общего с неонацистами, не значит, что они не могут сделать больше в борьбе с этой заразой. Экстремисты ничего так не хотят, как стать мэйнстримом, прорваться в легитимный общественный дискурс, нести свой яд массам, для которых любое лицо на телеэкране одинаково приемлемо. Трамп совершил огромную ошибку, когда после ультраправых демонстраций в Шарлоттсвилле в августе прошлого года не провозгласил, что борьба с неонацистами – это дело всей Америки, а не чей-то политический интерес.

Впрочем, тогда многим казалось, что американский нацизм – это отвратительное, но в целом безвредное явление. Это была иллюзия – большинство антисемитских нападений последних лет в США, в которых погибли люди, были совершены именно неонацистами, мусульманские террористы несколько отстают (видимо, потому что являются предметом гораздо более внимательного надзора со стороны правоохранительных органов).

Те, кто был рад в прошлом высмеивать малочисленные кучки поклонников Гитлера и Ку-Клукс-Клана, разбросанные по огромной Америке, не учли, что с появлением Интернета и особенно социальных сетей неонацисты, действующие под прикрытием американской свободы слова, впервые получили возможность объединиться, общаться, убеждать друг друга, делиться «опытом и знаниями» - все, что в отношении исламских террористов называется «радикализацией».

В своей первой реакции на кровавую бойню в Питтсбурге Трамп предположил, что, если бы у синагоги была охрана, все могло получиться иначе. Это неверный подход – не потому, что охрана вещь плохая, а потому, что ждать нападения, как показывает израильский опыт, значит заранее смириться с тем, что нападение произойдет. Америка – либеральная и консервативная, правая и левая – должна перейти в наступление на неонацизм, а не обороняться от него.