Программа передач 19.06.2019

Особенности национального единства
Тема дня

Особенности национального единства

Яков Кедми: Либерман - истинно правый
Особая папка

Яков Кедми: Либерман - истинно правый

Иран Трампа не боится
Тема дня

Иран Трампа не боится

Немцев портит квартирный вопрос
Тема дня

Немцев портит квартирный вопрос

Кошмар в Самарии
Тема дня

Кошмар в Самарии

Семейные традиции в музыке
Тема дня

Семейные традиции в музыке

Германия наращивает военный бюджет
Тема дня

Германия наращивает военный бюджет

Журналист из Швейцарии: Европа погрязла в русофобии
Тема дня

Журналист из Швейцарии: Европа погрязла в русофобии

Политтехнолог против раввина
Культурный шок

Политтехнолог против раввина

Как грузин рассказывает басню "Стрекоза и муравей". Шутка
Я плкалЪ!

Как грузин рассказывает басню "Стрекоза и муравей". Шутка

Израиль. Рабыни XXI века

Тысячи женщин из ультраортодоксальной среды подвергаются дискриминации при найме на работу, особенно на предприятия хайтека

Такие утверждения прозвучали на состоявшемся недавно специальном заседании комиссии по науке и технологии, инициированном депутатом Ури Маклевом («Яадут ха-Тора»).

Кадр из х/фильма "Кадош"

Выступая на заседании комиссии, Маклев сказал, что решил созвать его на фоне многочисленных обращений к нему женщин из ультраортодоксального сектора, которые выполняют ту же работу, что и их светские коллеги, но получают за нее ощутимо — иногда на 50%! — меньше. Кроме того, они нередко не получают многие бонусы и социальные льготы, выплачиваемые другим работницам. При этом, по словам депутата, большинство женщин из религиозного сектора не могут начать борьбу за свои права, так как зачастую не знают их, а также опасаются потерять работу. «Происходит беззастенчивое использование хайтек-компаниями женщин этого сектора. По сути дела, их превращают в рабынь, которые должны за гроши делать квалифицированную работу», — констатировал депутат.

Надо заметить, что заседание получилось довольно бурным. Одна из его участниц, молодая жительница Модиин-Илита Дина К. рассказала, что шесть лет назад окончила бесплатные курсы программирования и тестирования программ, но создавшая эти курсы компания обязала выпускниц два года отработать за минимальную зарплату.

— Поначалу мне это казалось счастьем, — говорит Дина. — Я работала в окружении таких же религиозных сотрудниц, как и я, и атмосфера была замечательной. Но два года истекли, надо было подписывать новый контракт, и компания заявила, что готова платить мне лишь 6000 шекелей в месяц. Очень многие мои подруги согласились на такие условия, но я решила пойти на принцип. Спустя некоторое время я нашла точно такую же работу в Тель-Авиве, но с зарплатой почти вдвое большей. Да, это было нелегко: я очень боялась оказаться в сугубо светской среде, да и ездить каждый день в Тель-Авив и одновременно управляться с семьей совсем не просто. Но сейчас я уже работаю в другой компании и очень хорошо зарабатываю. Однако таких, как я, немного. Господин Маклев прав: нас откровенно используют и дискриминируют, а в компаниях, где работают преимущественно светские, никто не считается с нашим образом жизни — например, при проведении корпоративов и других мероприятий.

Сотрудница Института по исследованию проблем ультраортодоксальной общины Ница Кляйнер подтвердила: да, дискриминация этой группы населения, безусловно, существует, причем как в частном, так и в общественном секторе. В частности, она привела данные, согласно которым на госпредприятия крайне неохотно принимают на работу ультраортодоксов вообще и женщин в частности. Но самой дискриминируемой группой, по ее мнению, являются так называемые надомницы — женщины, которые работают для хайтек-компаний дома поистине за нищенскую зарплату, не соответствующую их трудовому вкладу.

Представительница исследовательского центра Кнессета в ответ заметила, что для утверждения о наличии подобной дискриминации нет достаточных данных. В то же время в отечественном хайтеке сегодня работает порядка 5000 женщин-ультраортодоксов младше 30 лет, и согласно статистике 70% из них зарабатывают свыше 8000 шекелей в месяц, а 44% — свыше 12000. И эти данные явно вступают в противоречие с обвинениями Ури Маклева.

Некоторые из выступавших на комиссии руководителей высокотехнологичных предприятий попытались заявить, что на самом деле никакой дискриминации нет. По их словам, просто нельзя сравнивать зарплаты обладательницы второй степени хайфского Техниона, трудящейся на полную ставку и готовой оставаться на работе столько, сколько будет надо, и выпускницы курсов для женщин-ультраортодоксов, большинство из которых пытаются ограничить свой рабочий день двумя третями ставки.

«Даже если кажется, что они делают одну и ту же работу с тем же качеством, это, как правило, не так! Я уже не говорю о других проблемах, связанных с их наймом на работу» — сказал один из выступавших, выразив в заключение мнение, что понимает работодателей, не желающих принимать на работу харедим. И это заявление было воспринято как вполне политкорректное.

Понятно, что никаких практических выводов в ходе заседания, приходившего на финише работы Кнессета, извлечено быть не могло. Но по его окончании многие участницы говорили о том, что на самом деле выход — в создании ультрарелигиозной отрасли хайтека, которая будет существовать параллельно со светской. Более того, некоторые пытались уверить автора этих строк, что уже существуют преуспевающие хайтек-компании, весь штат которых укомплектован ультраортодоксами, а среди этих компаний есть и такие, где подавляющее большинство сотрудников — женщины.

Но неужели мы действительно хотим такого вот разделения народа на сектора?!

Лев ПИНСКЕР/«Новости недели»/Израиль