Программа передач 19.07.2018

Израиль - Россия: сирийский роман
Тема дня

Израиль - Россия: сирийский роман

Кто в Америке против Трампа?
Тема дня

Кто в Америке против Трампа?

Война нечаянно нагрянет
Тема дня

Война нечаянно нагрянет

 Россия в объятиях "Мирового правительства"
Тема дня

Россия в объятиях "Мирового правительства"

Кто она - "новая Голда Меир"?
Тема дня

Кто она - "новая Голда Меир"?

Путин рассказал Трампу зачем он его избрал
Тема дня

Путин рассказал Трампу зачем он его избрал

Почему падает рейтинг Путина
Тема дня

Почему падает рейтинг Путина

Вялотекущая Газа
Тема дня

Вялотекущая Газа

Путин, Трамп, Хельсинки
Тема дня

Путин, Трамп, Хельсинки

Ольга Литвиненко: Россию нужно исключить из "Интерпола"
Тема дня

Ольга Литвиненко: Россию нужно исключить из "Интерпола"

Еврейская Молдовеняска

   Александр Ронкин, специально для газеты «Эхо»

Возвращение в заколдованный город

Вы помните, как в сказке про «Снежную королеву» Герда в поисках Кая попадает к чудесной старушке, живущий в домике, увитом прекрасными цветами и окруженном волшебным садом? И там, в этом домике, Герда, убаюканная сладкими запахами, погружается в чудный сон без мыслей и без переживаний на долгие дни.

Да простят меня мои молдавские друзья, (надеюсь, что это не прозвучит обидно, но с подсознанием бороться бесполезно), Кишинев напомнил мне этот сказочный домик.

Впервые я побывал в этом городе в 1974 году. Сдавая вступительные экзамены в Москвоский институт культуры, я в общежитии подружился с абитуриентом из Молдавской ССР Васей Стратулатом. Мы оба поступили – я на театрально-режиссерский, он – на факультет массовых зрелищ, и решили, что надо бы теперь отдохнуть от трудов праведных. Тогда-то Вася и пригласил меня в Кишинев, а вернее в пригородный поселок Ниспорены, где он жил вместе с бабушкой.  Тогда Кишинев удивительным образом показался мне родным и близким – он был ужасно похож на мой любимый и родной Фрунзе в те годы – такой же тихий и чистый, очень зеленый и старомодно-провинциальный. И еще (что больше всего будило во мне воспоминания о доме) в Кишиневе при дуновении ветра шумели тополя. Этот удивительный звук, который не спутаешь ни с чем. А однажды вечером, когда мы с Васей пошли в какой-то кишиневский парк на танцы, я получил по уху от местных парней за попытку пригласить на танец очень симпатичную модаванку. И это окончательно закрепило в моей памяти связь Кишинева и Фрунзе.

И вот, не прошло и 45 лет (!) как судьба привела меня в Кишинев во второй раз. (Забегая вперед, сообщу читателям, чтобы не волновались зря – на этот раз все обошлось без рукоприкладства).

Судьба явилась ко мне в образе координаторов потрясающей совместной программы «Офек», Сохнута, Министерства Алии и интеграции, в рамках которой израильские журналисты выезжают на встречи и семинары с потенциальными репатриантами. Выезжают не для того, чтобы собрать материал, (хотя и для этого тоже), а в основном для того, что поделиться с будущими израильтянами своим взглядом на Израиль и своим понимаем места новых репатриантов на исторической Родине.

Нужно сказать, что ни руководители еврейского Агентства, ни Министр алии и интеграции Софа Ландвер не ставят перед журналистами задачу убедить слушателей «немедленно побросать все и, задрав штаны, бежать в Израиль». Но, исходя из своего небольшого опыта и рассказов своих коллег-журналистов, побывавших в такого рода поездках, я знаю, что наши встречи необычайно эффективны с точки зрения принятия решений о репатриации.

И это не удивительно. Ведь, как правило, наши журналисткие рассказы – это не сухие экспертные лекции (дай бог здоровья экспертам, я не умаляю важности их работы), а живые, с примерами из собственной жизни и жизни близких, истории о переезде, о трудностях и проблемах, о находках и потерях – обо всем, что составляет человеческую жизнь.

Но об этом чуть позже, а пока вернусь к Кишиневу. Так вот, приехав сюда во второй раз спустя 45 лет, я окунулся в ту же атмосферу покоя и благодушия, которой запомнился мнеэтот город (невзирая на оплеуху) по прошлому визиту.

Та же чистота и безлюдность, тишина и полное отсутствие агрессии в атмосфере и в людях. Ощущение «спящего сказочного города» усиливается за счет того, что огромное количество людей работает за границей. И за счет того, что городская архитектура – это провинциальный южноевропейский псевдоимперский стиль. Одно-двухэтажная, но Европа! И еще из-за практически полного отсутствия новостроек (по сравнению, скажем, с тем, к чему мы привыкли в Израиле). И все те же шумящие в тишине на ветру тополя... Сказка.

 

Возвращение на улицу Подольскую

Как известно, в Кишиневе (в Бессарабии) евреи жили издавна и община была немаленькая. Согласно данным румынских властей по переписи 30-го года прошлого столетия число евреев здесь достигало 270 тысяч человек.  Гибель огромного количества бессарабских евеев во время войны от рук немецких оккупантов и румынских военных (включая насильственную депортацию на территории, занятые нацистами) – это отдельная и трагическая страница, о которой мне бы здесь не хотелось говорить.

Вскоре после войны новая советская власть Молдавской ССР провела перепись населения, и выяснилось, что численность евреев в республике – окола 100 тысяч человек. Молдавия была одним из тех мест в бывшем СССР, откуда в 70-х годах шел самый активный выезд в Израиль на ПМЖ. Всего, по данным нашей статистики в Израиле сегодня проживают более 75 тысяч выходцев из Молдовы, многие из которых занимают высшие посты в управлении станой.

В те послевоенные годы в Кишиневе на улице Подольской (самый центр города) со своими бабушкой и дедушкой жили маленький еврейский мальчик со своей сестрой – Шмуэль и Илана Шпак. Вначале 70-х они с родственниками репатриировались в Израиль. Дальше была большая израильская жизнь. Илана и Шмуэль учились в университете, занимались бизнесом, Шмуэль служил, участвовал в войнах, снова занимался бизнесом. Потом Илана стала посланницей Еврейского агентства Сохнут в Киеве и Одессе, а недавно вовлекла в это «дело» и своего брата.

Я познакомился с Иланой пару лет тому назад на таком же семинаре «Офек» в городе Самаре. Я уже тогда писал об этой удивительной женщине, поразившей меня своим блестящим умом, острым и точным языком и чудесным дружеским открытым характером. Мы вместе гуляли и много разговаривали. От нее я немало узнал о репатриантах «призыва 70-х» такого, чего раньше не знал.

А в Кишиневе я познакомися с ее братом Шмуэлем, который в последние годы является посланником Сохнута в Южной Украине (Одесса и т.д.) и Молдове. Удивительно похожий на свою сестру характером, умом и языком, Шмуэль рассказал мне о странном и немного мистическом совпадении в его жизни. Я писал выше, что в детстве он жил на улице Подольской в Кишиневе в откровенное враждебной антисемитской среде. Тогда услышать от местых «жидовская морда» было для еврея заменой «доброму утру».

Вступив в должность в Сохнуте, Шмуэль приехал в Кишинев в оффис Сохнута на улице Букурешт 88. Что-то вокруг показалось ему до боли знакомым. (Помните, что Кишинев почти не строится). Ну и вобщем выяснилось, что улица Букурешт раньше называлась улицей Подольской, а скромный маленький домик, в кготором вырос Шмуль Шпак, находится в двух шагах от роскошного особняка в стиле пседвоампир, который сегодня занимает еврейского Агентство.

Это знак, правда?

 

Сохнут в Кишиневе и его гости

Не буду писать какие-то «общие места» о работе Сохнута в Кишине. Они работают так же мощно и широко, как и филиалы агентства в других регионах бывшего СССР (насколько  у меня была возможность сравнивать). Проводятся десятки мероприятий, множество встреч, читаются лекции, организуются семинары различных специалистов из Израиля... Отдельно хочу отметить только координатора по Кишиневу Ольгу Тендер – женщину потрясающей энергии, жизнелюбия и энтузиазма. Скажу вам честно, как профессиональный мизантроп (а журналист с 40-летним стажем не может не быть мизантропом) – чтобы так любить людей, как любит их Оля, это нужно иметь огромный запас человеколюбия.

Разрываясь между своими подопечными (потенциальными репатриантами и просто местными евреями) с их желаниями, требованиями, вопросами, претензиями и неорганизованностью и между различными местными службами и сервисами, которые отличаются южно-европейской «обязательностью», Оля не утрачивает жизнерадостности и оптимизма. Спасибо ей отдельно за прием и заботу о нас, вредных израильских гостях.

А гостей было двое. Ваш покорный слуга и еще один человек, знакомство с которым снова вернуло мне веру в то, что человечество не безнадежно.

Моти Пикильнер – психолог и социальный работник из Хайфы, боксер и папа трех дочек, организатор спасения хайфских наркоманов и создатель хостеля для хайских бездомных. Потрясающий парень с блестящим интеллектом, отлично образованный, грамотный и с великолепно «подвешенным» языком.

Наш семинар проходил в тихом пансионате на берегу Днестра, где по берегам росла смородина, а воздухе пахло свежестью и малиной. А я, вместо того, чтобы гулять по окрестностям, сидел вместе с «семинаристами» и, открыв рот, слушал лекции Моти. Оторваться и выйти было невозможно!

Спасибо Сохнуту за это знакомство.

 

Будущие граждане Израиля

Как сообщили мне организаторы семинара, те, кто приехал нас послушать – это молодые семьи, имеющие право на возвращение и уже принявшие решение о репатриации. Это были люди, интересующиеся Израилем, много читающие о нем, а кое-кто уже бывал в гостях в нашей стране. Казалось бы, в наш век информации они уже должны знать про Израиль все. Тем более, что и лекторов из Израиля они уже так же послушали немало. И вот тут мы им на голову со своими «нравоучениями».

Ну ладно, Моти, - он специалист по семейной психологии, его лекции о проблемах адаптации репатриантов в новое общество, о предстоящих трудностях абсорбции были не только интересны, но и однозначно полезны. (Повторюсь, даже для меня). Но что могу дать этим людям я - журналист, определением профессии которого является следующая формула: «Журналист знает все ни о чем и ничего обо всем»? Как выясняется, именно такой широкий и отстраненный взгляд на Израиль, умение рассказать не только об узкоспециальных вещах, но о стране в целом – это тоже востребованно.

Мы, газетчики и телевизионщики, проработавшие в этой профессии в Израиле по 25 лет, оказывается, можем подняться над узкоспециальной тематикой и дать потенциальным репатриантам новый широкий взгляд на страну, в которой они собираются жить. И я видел этот интерес на своих лекциях. Люди, слушая нас, приводили в «порядок свои мозги», систематизировали отдельные факты, услышанные от экспертов, в цельную картину. Здесь мы – журналисты – оказались чрезвычайно полезны!

Хвалю не себя и не коллег своих, а тех, кому пришла в голову идея проекта «Офек» и привлечения журналистов на «пропагандисткий фронт» - Министра алии и интеграции Израиля Софу Ландвер, главу Еврейского агентства Сохнут Натана Щаранского и человека, который приложил немало персональных усилий к этому проекту – пресс-секретаря Сохнута Давида Шехтера.

И спасибо это не только от лица «завтрашних израильтян» за несомненную пользу от встреч с журналистами. Но спасибо еще вот за что. Такого рода поездки и встречи в рамках «Офека», как бы они не были важны и полезны для подопечных Сохнута, также невероятно полезны и важны для нас самих. Ведь встречаясь с людьми, рассказывая об Израиле, ты как бы и сам заново осмысливаешь свое место на земле обетованной, по новому смотришь на нее - их глазами. И переоцениваешь заново то, что казалось тебе в Израиле банальным и привычным, но чего лишены твои слушатели в странах бывшего СССР. И понимаешь, как много у тебя есть такого, чего раньше не было...

С нетерпением жду следущей встречи!

P.S. Наверное, кто-то возмутиться, что я ни словом не обмолвился ни о молдавском коньяке «Квинт», ни о молдавском вине со свежайшей брынзой на закуску, ни о кишиневском рынке...  Уверяю вас, что я не обошел эти вещи своим самым пристальным вниманием. Но об этом – строго при личной встрече.

 

новонет