Программа передач 18.11.2018

Еврею всегда есть, что исправить - надо только поискать
Хасидские майсы

Еврею всегда есть, что исправить - надо только поискать

К.Купервейс: Гурченко возвращала меня три раза!
Культурный шок

К.Купервейс: Гурченко возвращала меня три раза!

Кто пытается "спасти" Лукашенко от Путина?
Тема дня

Кто пытается "спасти" Лукашенко от Путина?

Бабий Яр: Десять километров пямяти и скорби
Тема дня

Бабий Яр: Десять километров пямяти и скорби

Ультиматум правительству и "позорное перемирие" с Хамасом
Тема дня

Ультиматум правительству и "позорное перемирие" с Хамасом

В Израиле начинается "Война между Севером и Югом"
Тема дня

В Израиле начинается "Война между Севером и Югом"

Последний подвиг подполковника М.
Новонет

Последний подвиг подполковника М.

Жириновский в израильском Кнессете
Разбор полетов

Жириновский в израильском Кнессете

Почему ушел министр обороны Либерман?
Тема дня

Почему ушел министр обороны Либерман?

А.Векслер: Министра обороны подставили генералы
Тема дня

А.Векслер: Министра обороны подставили генералы

Чисто израильская история

Есть истории, которые заслуживают того, чтобы их пересказывали, пусть и немного другими словами.

Одну из таких поведал недавно на страницах газеты «Маарив» известный израильский журналист Натан Захави, больше известный публике как Захави Ацбани. События, о которых пойдет речь, по его словам, происходили в Израиле в 1980-е годы, и все было именно так, как он рассказывает, и никак иначе

 Героем этой истории выступает Лейзер Горбоносый — фигура ныне забытая, но еще лет тридцать назад хорошо знакомая полиции и криминальным репортерам. В молодости Лейзер был удивительно красив: высок, ладно сложен, с правильными чертами лица и копной черных волос. Единственное, что его портило, так это нос, который сломали избившие его в 15 лет полицейские. За что, собственно, он и получил свое прозвище.

Избили Лейзера, надо заметить, не просто так: его поймали с поличным на краже. Он попытался оказать сопротивление, и чтобы успокоить разбушевавшегося юнца, полицейский вмазал ему кулаком по носу.

Кражами Лейзер стал промышлять еще в 13 лет. Сначала уводил оставленные разинями без присмотра велосипеды, затем перешел на мотоциклы, а со временем стал очищать квартиры и магазины. Пару раз он попадался, но пока был несовершеннолетним, отделывался парой-тройкой месяцев тюрьмы. Полицейских он презирал, считая, что все они в душе рецидивисты, у которых просто не достало смелости «пойти на дело». Ну, а когда ему сломали нос, и вовсе их возненавидел.

В армии Лейзер, разумеется, не служил из-за своего криминального прошлого и семьи не имел, но такая жизнь его вполне устраивала.

Наш рассказ начинается с того момента, как Лейзер Горбоносый решил ограбить в Тель-Авиве ювелирный магазин, принадлежавший некому Менделю Розенбауму — вдовцу из Бней-Брака, ультраортодоксу и преданному отцу, растившему в одиночку дочь.

К этому времени Лейзер уже подходил к любому делу основательно. Для начала выяснил, что от соседней небольшой пошивочной мастерской магазин Розенбаума отделяет лишь тонкая стенка, пробить которую запросто двумя-тремя ударами кувалдой. Однажды в пятницу, ближе к вечеру, когда на Тель-Авив лил дождь, Лейзер появился у закрытого магазина Розенбаума и ударил по витрине так, что сработала сигнализация. Раздался вой сирены, жильцы квартир над магазином вызвали полицейских, но те, не обнаружив следов взлома, ретировались. Сирена между тем продолжала выть, и взбешенные жильцы потребовали от полицейских действий. Те позвонили Розенбауму, но ювелир ответил, что вот-вот наступит суббота, и ему нет никакого дела до сирены, пусть себе воет. Чтобы успокоить жильцов злополучного дома, полицейские не нашли ничего лучше, как просто отключить в магазине систему сигнализации.

Тем временем стемнело. Дождь усилился и перешел в грозовой ливень, улицы опустели, и около десяти вечера Лейзер снова пришел к магазину. Оглядевшись, он дал знак, и из стоявшего неподалеку тендера появились двое его сообщников — Йошка Гамбуш и Набиль Хадвиль. Гамбуш одним поворотом «фомки» взломал дверь пошивочной мастерской, и друзья вошли внутрь. Кувалдой они без труда пробили стену (разумеется, никто из жильцов этого и соседних домов за грохотом грома и шумом ливня ударов не расслышал, а если и расслышал, то принял за еще один раскат грома) и оказались в ювелирном магазине. Еще несколько минут у них ушло, чтобы выломать из стены сейф и погрузить его в тендер.

Троица направилась в цитрусовую рощу в окрестностях Петах-Тиквы, там вскрыла сейф, достала из него ювелирные украшения и захоронила его в заранее приготовленной яме. Спустя два дня друзья сбыли украденное за 240 тысяч долларов — менее чем половину реальной стоимости и честно поделили добычу.

Нельзя сказать, что полиция вообще ничего не делала для расследования этого преступления. Горбоносый Лейзер попал под подозрение, был вызван на допрос, но следователям пришлось признать, что никаких улик против него не имеется.

Хадвиль и Гамбуш вскоре после ограбления отправились спускать заработанные денежки в казино и публичных домах Европы. Лейзер же купил квартиру в Бней-Браке, а на оставшиеся деньги… подсел на кокаин — сломанный нос совсем не мешал ему нюхать белый порошок. Но вот что любопытно: после ограбления магазина Розенбаума Лейзеру вдруг изменила удача, и затеянные им дела стали проваливаться одно за другим. Вдобавок из-за пристрастия к кокаину его здоровье сильно пошатнулось. Он давно уже перестал быть красавцем и здоровяком и день ото дня чувствовал себя все хуже. Он резко похудел и страдал приступами слабости. Однажды Лейзер потерял сознание на улице, и в таком состоянии его подобрал директор какой-то религиозной благотворительной «амуты». Было тогда Лейзеру 35 лет.

Новый знакомый взял шефство над матерым уголовником, нашел врачей, которые помогли ему поправить здоровье и избавиться от пристрастия к наркотику, и под его влиянием наш герой стал «возвращаться к ответу». Спустя пару лет, когда Лейзер уже регулярно учился в йешиве, директор «амуты» завел с ним разговор о женитьбе. Он сказал, что знает девушку, которую Бог, возможно, обидел красотой и здоровьем, но при этом он ручается, что она является «честной дочерью Израиля» и может стать ему хорошей женой.

В назначенный день Лейзер отправился в дом девушки на смотрины. Но как только он переступил порог и носом к носу столкнулся с Менделем Розенбаумом, мир дрогнул под его ногами, и потенциальный жених грохнулся в обморок. Когда Лейзер очнулся, то увидел склонившихся над ним своего наставника, Менделя Розенбаума и его гостей и, рыдая, признался хозяину дома, что это он несколько лет тому назад ограбил его магазин, за что от всей души просит прощения. Розенбаум ответил, что готов его простить, но при условии, что Лейзер поклянется быть добрым и верным мужем его дочери. И Лейзер, разумеется, такую клятву дал.

Когда в комнату на инвалидной коляске въехала дочь Розенбаума, Лейзер, увидев ее, чуть опять не потерял сознание, но деваться ему было уже некуда.

Клятву свою он, надо сказать, сдержал. Все пять лет, которые после свадьбы прожила дочь Розенбаума, он был ей верным и хорошим мужем. Но и после смерти жены Лейзер не расстался с тестем, остался жить в его дома и стал его правой рукой во всех делах. Оба они были очень набожными евреями, но еще совсем не стары, и временами природа прижимала их к стенке так сильно, что они не выдерживали и вместе отправлялись гасить зов плоти в один очень приличный тель-авивский публичный дом, гарантировавший клиентам абсолютную конфиденциальность.

Державшая бордель мадам честно соблюдала свои обязательства. Заведение было устроено так, что посетители — а среди них были очень солидные и известные люди — никогда не сталкивались друг с другом. Но что мадам могла сделать против полицейской облавы?!

Однажды в дом ввалилась полиция, перекрыла все выходы и входы и собрала обнаруженных в комнатах «девочек» клиентов в кабинете хозяйки заведения. На беду Лейзера и Розенбаума облавой руководил тот самый полицейский, который в свое время проводил расследование ограбления магазина и вызывал Лейзера на допрос в качестве подозреваемого. Узнав, что они пришли в бордель вместе, полицейский быстро свел в уме концы с концами и… возбудил против Розенбаума дело об инсценировке ограбления магазина с целью получения страховки, а против Лейзера — в соучастии в этом преступлении.

Началось следствие, а затем и суд, на котором Розенбаум настаивал на своей невиновности и честно рассказал судье, при каких обстоятельствах познакомился с Лейзером. Судья в ответ заметил, что в первый раз слышит такую забавную сказку, но сказка остается сказкой — и отправил Розенбаума на пять лет за решетку. А вот оглашение приговора по делу Лейзера откладывалось — в том числе, и из-за вновь пошатнувшегося его здоровья. Так как до вердикта суда Лейзер находился на свободе, он продолжал вести дела в магазине Розенбаума — вплоть до того дня, когда в нем появились два налетчика и, наставив на Лейзера пистолеты, потребовали отдать все имеющиеся на прилавке и в сейфе ценности. Вместо того чтобы выполнить это указание, Горбоносый Лейзер попытался позвать на помощь, затем бросился на бандитов — и в этот момент прозвучал выстрел.

Что вам сказать — был человек, и нет человека…

Спустя два дня по подозрению в попытке ограбления ювелирного магазина и убийстве Горбоносого Лейзера были арестованы известные рецидивисты Йошка Гамбуш и Набиль Хадвиль. Полиция основывала свою версию на показаниях прохожего, запомнившего цвет машины, на которой приехали налетчики, и три последних цифры номера.

Но подозреваемые не пожалели денег на адвокатов, и те стали убеждать судью, что их подзащитные ни в чем не виновны, а все имеющиеся против них улики ничего не стоят. В конце концов, прохожий мог и ошибиться, а может, речь идет о случайном совпадении цифр и цвета. В итоге тот самый судья, который вынес приговор Менделю Розенбауму, признал доводы защиты убедительными и оправдал Гамбуша и Хадвиля за отсутствием достаточных доказательств.

Вот, собственно, и вся история, о которой сегодня помнят разве что немногие ветераны израильской журналистики…

Ян СМИЛЯНСКИЙ

«Новости недели»